В центре внимания

Танки под грифом “секретно”: никто не узнает масштабы “Рособоронэкспорта”

Танки под грифом “секретно”: никто не узнает масштабы “Рособоронэкспорта”
Согласно указу президента к государственной тайне отнесены сведения о так называемых отдельных мероприятиях по реализации основных направлений государственной политики в сфере военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, причем в указе подчеркивается, что это в первую очередь касается случаев, когда преждевременное распространение подобных сведений может поставить под угрозу национальную безопасность нашей страны.

Все это нам говорит о том, что любая спорная информация о поставках Россией вооружения в третьи страны теперь будет носить закрытый характер.

Есть некоторые с предыдущими решениями Путина

Здесь сразу вспоминается указ Путина от конца мая 2015 года, когда под такой «гриф» попали боевые потери Российской армии в период, когда наша страна не участвует открыто в каком-либо военном конфликте.

Через четыре месяца после этого события, а именно в конце сентября прошлого года было объявлено о вводе ВКС РФ и российских военных советников на территорию Сирии, причем такая операция также попала под действие этого указа.

В Сирии пусть и идет де-факто настоящая война с множеством заинтересованных сторонних государств, но формально Россия просто оказывает помощь легитимному режиму президента Башара аль-Асада в борьбе с террористической угрозой.

Так что, де-юре Россия здесь не является стороной конфликта и не ведет войну, а только осуществляет борьбу с мировым терроризмом.

Этот указ касается не только событий в Сирии

Главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что не стоит связывать контекст этого указа Путина только с сирийскими делами, не говоря уже о том, что конфиденциальность – это базовый принцип любого военно-технического сотрудничества.

«Что касается Сирии, то точных данных по экспорту российского вооружения в эту страну не существует. Иногда здесь проглядываются какие-то данные, но они не показывают общей картины. На сегодня эти поставки Москвой признаются, но без обнародования конкретных деталей, а также номенклатуры поставленного вооружения», - заключает Фролов.

Кроме того, по словам Фролова, не нужно связывать эти особенности российских военно-технических поставок исключительно с Сирией и той помощью, которую мы на протяжении пяти лет оказываем этой ближневосточной стране.

«Например, крайне закрытой вещью является все, что связано с поставками российского вооружения в Китай. Также очень большое недовольство со стороны заказчика вызывала информация по нашим поставочным контрактам в такие государства, как Никарагуа и Алжир. Так что, дело здесь отнюдь не только в Сирии, а сам список стран, которые не хотят публикации информации о закупках ими российских систем вооружения, на самом деле, достаточно широк», - констатирует Фролов.

Впрочем, можно здесь вспомнить и наши контракты с Ираном, которые во многом пока не реализованы и тот факт, что мы на сегодня являемся с Тегераном союзниками в рамках гражданского конфликта в Сирии.

Другое дело, что основные запреты на экспорт оружия в Иран касаются самых совершенных систем российского вооружения, а сами ограничения сформулированы резолюцией Совбеза ООН и договором по иранской ядерной программе.

Естественно, Россия даже не подумает как-то нарушать это принципиальное для нас международное соглашение.

В решении Путина нет чего-либо революционного

Заместитель директора Института исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заметил, что здесь Путин просто выстраивает новую российскую систему по военно-техническому сотрудничеству с иностранными государствами.

«Все это делается, в том числе, и для осуществления военных операций за рубежом, хотя ничего сверхестественного в этом указе нет, поскольку такие дела всегда шли под грифом «секретно». Поэтому это не более, чем констатация известного факта», - резюмирует Егорченков.

По словам Егорченкова, в этом указе Путина нет ничего прорывного, просто это приведение реального положения дел к законодательной базе России.

«Данные по военно-техническому сотрудничеству России с другими странами ежегодно публикуются, причем как министерством обороны, так и другими ведомствами. Это же касается и сирийской ситуации по которой также предоставляются данные, хотя глупо предполагать, что они носят точный характер», - заключает Егорченков.

Дело в том, в этой стране идет война, в которой заинтересован не только условный мировой терроризм, но и многие третьи страны, причем у всех задействованных там группировок существует целая куча спонсоров, которым очень интересна такая информация.

«Поэтому понятно, что официальные данные не соответствуют на сто процентов тому объему военно-технической помощи, которую Сирии сейчас оказывает Россия», - констатирует Егорченков.

Егорченков уверен, что такого никогда нигде не было и, наверное, не будет, и в этом, кстати говоря, и состоит специфика военно-технического сотрудничества.