В центре внимания
Статья директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова и научного редактора журнала «Экспорт вооружений» Михаила Барабанова.
Статья заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко и научного редактора журнала «Экспорт вооружений» Михаила Барабанова.
Статья заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко.

«Наглое поведение»: почему США и НАТО не одергивают Турцию

«Наглое поведение»: почему США и НАТО не одергивают Турцию
Источник: Газета.Ру
Турция прямо или косвенно участвует в четырех конфликтах: война в Сирии, противостояние в Ливии, обострение в Нагорном Карабахе и споры по Восточному Средиземноморью. Активная внешняя политика Анкары отчасти направлена против ее союзников по НАТО, но какой-либо серьезный реакции от альянса не происходит, что в очередной раз подтвердил визит генсека блока в Турцию. При этом игнорируют действия турецкой стороны и США, что эксперты связывают с ценностью Анкары для альянса и Вашингтона.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг посетил Турцию, чтобы обсудить урегулирование конфликтов, в которых Анкара в одностороннем порядке расширила свою роль в последнее время. В рамках визита Столтенберг встретился с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, главой турецкого МИДа Мевлютом Чавушоглу и министром обороны Хулуси Акаром.

В первую очередь, стороны говорили о Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе, а также обратили внимание на ситуацию в Восточном Средиземноморье. Отдельной темой встреч стали отношения Турции и НАТО.

Если рассматривать встречу Столтенберга с Эрдоганом, то тут стоит выделить обращение турецкого лидера к своим союзникам по блоку.

Как заявил президент Турции, партнеры Анкары по НАТО должны проявлять солидарность с турецкой стороной.

Заявление Эрдогана по-своему знаковое, поскольку тот же конфликт в Средиземноморье происходит между Турцией и Грецией — союзниками по альянсу. Ситуация в регионе обострилась из-за недружественных действий Анкары, которая в обход международных соглашений начала вести геологоразведочные работы на шельфовых углеводородных месторождениях в восточной части Средиземного моря.

Эта часть континентального шельфа относится к Греции и Кипру, но Турция пытается оспорить их права на месторождения с помощью соглашения о взаимопонимании по морским зонам с ливийским правительством национального согласия (ПНС). Для подкрепления «легитимности» своих действий турецкая сторона отправила военные корабли в Средиземноморье, что крайне негативно восприняли в Афинах — обстановка накалилась, и ряд экспертов не исключали начала вооруженных столкновения между союзниками.

В последнее время ситуация стабилизировалось, что подтвердил Столтенберг после переговоров с Чавушоглу. По его словам, в рамках механизма НАТО для разрешения конфликта вокруг принадлежности континентального шельфа в Восточном Средиземноморье удалось создать круглосуточную защищенную горячую линию между Турцией и Грецией.

Эрдоган же подчеркнул, что Турция с самого начала, несмотря на негативное отношение Греции, поддерживала инициативу НАТО по снижению рисков возникновения инцидентов между турецкими и греческими элементами в регионе.

Интересно, что момент нарушения международного права со стороны Анкары вместе с суверенными правами Греции и Кипра в Средиземноморье на встречах не поднимался.

Если говорить о какой-либо критике со стороны НАТО в отношении Турции, то этот момент сохраняется лишь в вопросе приобретения российских зенитных ракетных комплексов С-400.

«Мы обеспокоены последствиями приобретения Турцией системы С-400. Система может представлять риск для самолетов союзников и привести к санкциям со стороны США. Это решение Турции, но С-400 несовместимы с системой противоракетной обороны НАТО. Мы призываем Турцию к сотрудничеству с союзниками для поиска альтернативного решения», — подчеркивал Столтенберг.

Несогласный внутри НАТО

Вопрос соответствующей реакции НАТО на действия Турции обсуждался уже не раз, катализатором для этого послужили односторонние действия турок в Сирии. Год назад Анкара начала военную операцию против курдских формирований на севере страны, без какой-либо кооперации со своими союзниками. Переговоры велись только с США, которые, по сути, разрешили Турции боевые действия против своих партнеров в борьбе с запрещенной в РФ террористической группировкой «Исламское государство» (организация запрещена в России).

Наиболее острая реакция на операцию турецкой стороны была у президента Франции Эммануэля Макрона, тогда он открыто заявил о «смерти мозга» альянса, раскритиковав действия своих союзников по НАТО. Впоследствии французский лидер вернулся к своим обвинениям в 2020 году, и опять из-за Турции — только вот причиной уже стала Ливия.

Анкара фактически вмешалась в конфликт в африканской республике оказав поддержку ПНС, которое контролирует запад страны. Соглашение по морским зонам, ставшее ключевым фактором в запуске противостояния в Средиземноморье, лишь часть договоренностей Турции с правительством национального согласия в Ливии. Турецкая сторона также согласилась оказать военную помощь ПНС, в борьбе с ливийской национальной армией (ЛНА), под контролем которой находится восточная часть республики.

Действия Анкары вызвали негативную реакцию международного сообщества, дав новый стимул мировым усилиям по стабилизации ситуации в Ливии. При этом был сформирован четкий призыв по соблюдению эмбарго по поставкам оружия на территорию республики вместе с принципом невмешательства в ситуацию.

Однако каких-либо санкций в рамках НАТО в отношении Турции в обоих случаях не последовало, да и слова Макрона о «смерти мозга» альянса по больше части проигнорировали — напротив, тот же Столтенберг заверял, что блок справляется с исполнением своих обязанностей.

Впрочем, в конце сентября Анкара вмешалась в еще один конфликт, опять избежав давления со стороны альянса. Речь идет об обострении ситуации в Нагорном Карабахе, где с 27 сентября идут бои между военными Армении, непризнанной республики и Азербайджаном. Турция фактически открыто поддержала Баку, создав опасность серьезной эскалации конфликта.

Как говорил армянский премьер-министр Никол Пашинян, турецкие военные руководят операцией азербайджанских сил, а также оказывают поддержку регулярный армии за счет сирийских боевиков. Интересно, что момент с использованием исламистов из Сирии также фиксировал Макрон, правда, президент Франции обвинял Турцию в доставке боевиков в Ливию.

Почему НАТО и США молчат

В совокупности по всем четырем конфликтам, в которых косвенного или напрямую задействована Турция, НАТО не создает серьезных барьеров для одного из своих членов, лишь изредка осуждая ее действия в рамках официальных заявлений.

При этом схожей позиции придерживаются и США, формально закрывая глаза на действия Анкары. Активная критика Вашингтона в отношении турецкой стороны наблюдается только по вопросу российских С-400, тогда как несколько агрессивное поведение союзника в тех или иных моментах игнорируется.

Интересно, что параллельно со Столтенбергом в Анкаре с визитом находился и.о. помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Филип Рикер, вот только никаких итоговых заявлений после его встреч с турецкими партнерами опубликовано не было, хотя официальные темы переговоров перекликались с тем, что обсуждал генсек НАТО.

В подобных условиях возникает вопрос, почему альянс и США не реагируют на действия Турции. Как заявил в беседе с «Газетой.Ru» директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов,

Анкара — сильнейший актив альянса как организации и ценный актив для Вашингтона.

«Турция понимает свое текущие положение, поэтому и позволяет себе подобное поведение. Грубо говоря в случае разрыва или снижения уровня связи между ними неизвестно, кто потеряет больше. Так что Эрдоган абсолютно сознательно повышает ставки. Касательно политики турецкого лидера, во время прихода к власти он придерживался лозунга «ноль проблем с соседями», но сейчас, пожалуй, нет ни одного такого соседа», — уверен эксперт.

Эрдоган долгое время, как и его предшественники, надеялся на попадание в Евросоюз через членство в НАТО, продолжил Пухов, но Турция стучалась в ЕС на протяжении десятилетий и в какой-то момент стало ясно, что брать ее не будут. С этого момент турецкий лидер поменял вектор своей политики на неосманский, то есть решил играть в свою собственную игру.

По словам ведущего эксперта Центра военно-политических исследований МГИМО Михаила Александрова, Турция — сильный игрок в НАТО, она выгодна альянсу и США, поэтому серьезной реакции на ее действия не поступает.

«Альянсу выгодно иметь Турцию, особенно сейчас, когда боеспособность Европы сильно просела. Анкара сдерживает Россию, что особенно интересуют НАТО. Эрдоган это понимает, поэтому ведет свою собственную игру. Он играет на противоречиях между Россией и Западом, но они пока не собираются на него давить.

НАТО и США вынуждены уступать требованиям Эрдогана, а также не реагировать на его наглое поведение», — считает эксперт.

Нельзя сказать, что к Турции присутствует какое-либо лояльное отношение, напротив, НАТО и США в бешенстве от поведения Эрдогана, отмечает Александров, это видно по заявлениям Макрона или запрету на поставки американских F-35 в Турцию из-за покупки российских С-400 со стороны Анкары. Однако им все равно необходимо сдерживать Россию, поэтому они вынуждены по большей части бездействовать.

При этом Руслан Пухов также указывает, что пока сложно спрогнозировать к чему в итоге приведет подобная внешняя политика Турции. «Скорее всего Турция в какой-то момент надорвется как Советский Союз. Хотя Эрдоган считает, что он может себе позволить подобную роскошь», — резюмировал эксперт.

Михаил Ходаренок