В центре внимания
Мероприятие посвящено памяти самого яркого русского военного мыслителя второй половины XX века.
Подпишитесь на канал, чтобы не пропустить их

Стратегический партнер: Вьетнам сделал ставку на российское вооружение

Стратегический партнер: Вьетнам сделал ставку на российское вооружение
Двусторонние контракты с Вьетнамом занимают значительное место в рамках структуры российского экспорта вооружений и военной техники – отметил главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

Таким образом, Андрей Львович прокомментировал заявление помощника президента РФ по военно-техническому сотрудничеству Владимира Кожина. Он объявил о том, что Москва и Ханой ведут переговоры по новым военным контрактам, которые укрепят те тесные взаимоотношения, что сегодня и так существуют между нашими странами.

Примечательно, что Кожин не конкретизировал, о какой номенклатуре военной техники здесь идет речь, но есть основания говорить, что это авиационная техника, которая, впрочем, имеет большое количество экспортных вариантов.

«На самом деле, Вьетнам в последние годы диверсифицирует своих поставщиков вооружения, что уже привело к тому, что мы в этой стране потерпели определенные поражения. Например, по автоматам – когда концерн «Калашников» проиграл тендер израильтянами, в результате чего, Вьетнам не закупил российское стрелковое оружие», - заключает Фролов.

Это говорит о том, что, несмотря на весь исторический бэкграунд отношений Москвы и Ханоя, Вьетнам не будет делать принципиальной ставки на российское вооружение, а будет покупать то, что посчитает для себя оптимальным.

«Впрочем, наши позиции во Вьетнаме до сих пор сильны, а из последних крупных контрактов можно вспомнить соглашение на поставку отечественных основных боевых танков семейства Т-90», - констатирует Фролов.

По словам Андрея Львовича, в данном заявлении Кожина, скорее всего, скрывается авиационная техника, либо техника свободных войск. Кроме того, разговор может идти и о поставках судов для нужд Вьетнамского военно-морского флота.

Здесь можно вспомнить контракт конца девяностых годов на поставку во Вьетнам двух ракетных комплексов «Бастион» для борьбы с боевыми кораблями вероятного противника, а также выполненный недавно контракт на шесть подводных лодок проекта 636.1. Это дизель-электрические подводные лодки типа «Варшавянка», которые были поставлены Россией во Вьетнам с 2013 по 2017 годы.

«Более того, данный контракт на поставку подводных лодок был крупнейшим для России в плане экспорта боевых кораблей, поскольку он включал в себе еще и строительство военно-морской базы вместе с ремонтным заводом», - резюмирует Фролов.

Это привело к тому, что в 2012-2016 годах доля России во вьетнамских закупках вооружений составила 88 процентов, но почивать на лаврах нам не стоит, хотя бы по той причине, что Южная Азия является крупнейшим военным рынком, куда устремились все мировые производители оружия.

Поэтому выиграет здесь тот, кто предложит каждой конкретной стране наиболее оптимальные условия – например, Индия требует у себя локализации производства военных систем по принципу Made in India.

«Вьетнам не имеет таких конкретных требований, как Индия. Конечно, можно здесь вспомнить строительство базы в связи с поставкой подлодок проекта 636.1, но это произошло из-за того, что у Ханоя просто не было такого объекта», - заключает Фролов.

Как замечает эксперт, Вьетнам пока не проводит ярко выраженной политики, направленной на локализацию производства на своей территории, что на практике упрощает заключение любых подобных военных контрактов с Ханоем.

«Другой вопрос, что, несмотря на то, что на сегодня каких-либо требований локализации производства у Вьетнама нет, это не значит, что они в ближайшем будущем не будут сформулированы, поэтому к этому необходимо быть готовыми», - констатирует Фролов.

Доцент кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Петр Цветов в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заметил, что большая часть вооружения Вьетнамской армии – это оружие, произведенное в СССР и России.

Это неудивительно, учитывая, что в рамках жесточайшей гражданской войны, в которой просоветский Северный Вьетнам вел борьбу с проамериканским Югом, СССР поставил в эту страну огромное количество своей военной техники. Кроме того, Вьетнам был членом просоветского Совета экономической взаимопомощи до самой его ликвидации в 1991 году.

«Поэтому неудивительно, что Вьетнам продолжает закупать отечественную военную технику. Кроме того, этот процесс сегодня продолжается из-за того, что в России разрабатываются все новые и новые виды вооружений», - резюмирует Цветов.

Как считает Петр Юрьевич, для Вьетнама, как военно-техническое сотрудничество, так и сотрудничество в сфере обороны и безопасности с Россией имеет не просто большое значение, а, по своей сути, носит характер стратегического приоритета.

«Вьетнам действительно не предъявляет к России и другим экспортерам оружия каких-то специальных требований, чтобы в этой стране была в обязательном порядке создана локализация его производства, как это сегодня имеет место в той же Индии. Впрочем, такой вопрос, безусловно, может быть поставлен, и он исходит из самой сути нашего двустороннего сотрудничества. В первую очередь, это касается снабжения Вьетнама запчастями, а также обслуживания военной техники», - заключает Цветов.

Все это свидетельствует о том, что России и Вьетнаму еще есть много над чем работать в рамках своего двустороннего военного сотрудничества, как по поставкам новых видов вооружений, так и по обслуживанию уже поставленных образцов.