В центре внимания
Рецензия на книгу «Почему разведка терпит неудачу: уроки революции в Иране и войны в Ираке».
Статья заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко по итогам трехсторонних переговоров.

Россия может найти индо-пакистанский баланс

Россия может найти индо-пакистанский баланс

25 ноября завершились очередные, пятые по счету, российско-пакистанские учения «Дружба-2020», в которых от каждой из сторон приняло участие по роте спецназа. Сам по себе факт развития отношений с Пакистаном представляется позитивным.

У нас доминирует представление о Пакистане как о нестабильном государстве – спонсоре и укрывателе террористов, кровном враге дружественной России Индии, союзнике наших противников в афганской войне. Отчасти это представление верное. Но в значительной степени оно устарело, поскольку сформировалось под влиянием той самой афганской войны, закончившейся 30 лет назад. Кроме того, Москва до сих пор смотрит на Пакистан не столько собственными, сколько индийскими глазами.

При всей справедливости восприятия Пакистана как не самой благополучной страны на планете, нужно понимать, что это государство, в котором так или иначе есть сменяемость власти, наличествует политическая конкуренция и работает разделение властных ветвей. Пакистанские военные, которые не раз в истории страны брали власть, в конечном итоге неизменно уступали бразды правления гражданским правительствам. Что касается стабильности, то Пакистан, существование которого при его создании вовсе не казалось гарантированным, присутствует на карте мира уже больше 70 лет. Это больше, чем просуществовал Советский Союз, оказавшийся, в сущности, весьма эфемерным историческим образованием, менее резистентным и более искусственным, чем тот же Пакистан или Израиль. Пакистан сегодня уже превосходит Россию по численности населения на 70 млн человек (почти 220 млн пакистанцев против 146 млн россиян). Объем экономики Пакистана по паритету покупательной способности пока более чем втрое ниже российского, но если тенденции в экономической динамике стран сохранятся, то, пожалуй, однажды и экономические потенциалы станут сопоставимы. В общем, Пакистан – это не та страна, которую следует игнорировать, и развитие отношений с Исламабадом – правильное решение.

Но стоит ли эти отношения развивать именно в военной сфере? Россия не получает от таких чисто символических учений никакой практической пользы, а лишь приводит в естественное раздражение Индию. Кстати, если и есть смысл наращивать военное сотрудничество, так это именно с индийскими ВВС и ВМС, которые принимают участие в различных маневрах с лучшими флотами и военно-воздушными силами в мире и общение с которыми может принести (и приносит) многомиллиардные контракты.

Но одно не исключает другого, возможный альянс Россия – Пакистан – это очень перспективная линия. И, напротив, совершенно нелогичным представляется принципиальный курс Москвы на сдерживание (а то и свертывание) военно-технического сотрудничества с Исламабадом, принятое по двум причинам. Во-первых, это дипломатичное опасение доставить неудобство ранимым индийским партнерам, которые, как предполагается, являются нашими «стратегическими партнерами». Во-вторых, это ошибочное мнение о Пакистане как о стране неплатежеспособной.

Пакистан платит

Представление о низкой платежеспособности Пакистана проистекает из того, что это бедная страна, однако понятия «бедная» и «неплатежеспособная» отождествлять совершенно неправильно. В конце концов, большинство покупателей российских вооружений, включая крупнейшего, Индию, не относятся к числу богатейших стран мира. Парадокс в том, что как раз бедные страны зачастую являются гораздо более дисциплинированными в своих платежах – и гораздо более заинтересованными в закупках продукции военного назначения.

Реальная платежеспособность в области импорта вооружений определяется масштабами экономики, способностью политической системы страны сконцентрировать ресурсы на задачах военной модернизации, а также доступом к иностранным финансовым ресурсам и помощи. Пакистан – страна большая, ее экономика превосходит по своим масштабам экономики таких традиционных покупателей российских вооружений, как Алжир и Вьетнам, и сопоставима по ВВП с Египтом. Кроме того, для закупок вооружений Пакистан периодически получает доступ к внешним ресурсам, поступающим от богатых нефтяных монархий Персидского залива. Наконец, особое положение военных в политической системе Пакистана гарантирует приоритетность военных расходов, в том числе и на закупку вооружений.

Для оценки реальной покупательной способности Пакистана можно обратить внимание на некоторые пакистанские контракты. Так, в Турции были заказаны 30 вертолетов Т-129 на сумму $1,6 млрд. В Китае законтрактованы восемь подводных лодок стоимостью $5 млрд. Как минимум часть этих денег могла бы получить Россия. Более того, отказываясь от пакистанских заказов, Россия не просто теряет деньги. Она отдает их своим коммерческим и даже военно-политическим конкурентам – Китаю и Турции. При этом в отличие от бесконечных индийских тендеров, часть из которых длятся даже не годами, а десятилетиями, пакистанские переговорщики готовят контракты буквально за несколько месяцев.

Индия обходится и без России

Наиболее весомым аргументом против развития военно-технического сотрудничества (ВТС) с Пакистаном до последнего времени являлся учет военно-политических интересов Индии. Однако в Индии все активнее развивается процесс диверсификации источников вооружений. Причем этот процесс достиг такой глубины, что позволяет уже говорить об утрате Россией стратегического характера партнерства с этой страной.

Сам по себе термин «стратегическое партнерство» употребляется так часто, что, похоже, уже не несет никакой реальной смысловой нагрузки. Но в случае с Индией нужно иметь мужество признаться самим себе, что стратегическим партнером Нью-Дели уже лет десять как является не Москва, а Вашингтон. Фактически речь в настоящее время идет о необходимости эмансипации России перед лицом индийского давления и о достижении нами равноправного статуса с другими партнерами Индии по ВТС. Эксклюзивный учет военно-политических интересов Индии был возможен до тех пор, пока Индия столь же эксклюзивно учитывала коммерческие интересы России.

Однако все это не означает, что Москва не должна учитывать индийские интересы вообще. Напротив, Россия должна самым внимательным и деликатным образом следить за соблюдением сложившегося на сегодня военного баланса между Индией и Пакистаном. Например, можно ограничиться предложением Пакистану только тех систем вооружений, от закупки которых отказались индийские военные, сочтя их недостаточно хорошими для вооруженных сил своей страны. Это могут быть истребители МиГ-35, боевые вертолеты Ми-28 различных модификаций, зенитные системы малой дальности.

Россия имеет смелость жестко отстаивать свои интересы перед США и другими странами Запада. И при этом не в состоянии противостоять умелому индийскому прессингу. Между тем в условиях санкционного давления поиск новых партнеров становится все более актуальным, и Пакистан мог бы стать одним из таких клиентов российского ОПК.

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2020/12/16/851281-rossiya-mozhet

Дата публикации: 18.12.2020