В центре внимания
Статья заместителя директора Центра АСТ Константина Макиенко для "Ведомостей"
Статья Константина Макиенко для журнала "Профиль" о том, какие уроки Россия может извлечь из недавнего конфликта Индии и Пакистана
Статья Константина Макиенко для клуба "Валдай"

Российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество

Российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество Константин Макиенко

Российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество опирается на традицию военных связей двух стран. Оно реализуется в условиях полной комплиментарности внешнеполитических и военно-политических интересов СРВ и РФ. Наконец, существует такая нематериальная особенность, как психологическая совместимость – этот почти неосязаемый фактор играет далеко не последнюю роль. При этом было бы ошибочно утверждать, что российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество представляет собой полную идиллию, пишет Константин Макиенко, заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий.

Россия и Вьетнам имеют прочную историческую базу военно-технических связей, заложенную ещё в период второй Индокитайской войны, когда ДРВ получала массированную советскую военную помощь. После распада СССР в российско-вьетнамском военно-техническом сотрудничестве практически не было паузы. Поставки почти немедленно возобновились, причём уже на коммерческих принципах. В 1994 году СРВ заказала небольшую партию истребителей Су-27СК/УБК, в 1995 году последовал второй контракт на эти машины, и в результате в составе ВВС СРВ была сформирована первая эскадрилья, имеющая на вооружении истребители четвёртого поколения.

Стабильный экономический рост во Вьетнаме и наращивание военно-воздушной и военно-морской мощи Китая создали предпосылки для последовательной активизации российско-вьетнамского сотрудничества в начале нулевых годов. В 2003 году ВВС СРВ приобрели первые четыре многоцелевых истребителя Су-30МКВ. В дальнейшем закупки этого типа истребителей продолжились, и в настоящее время ВВС СРВ обладают самой большой группировкой истребителей Су-30 в Юго-Восточной Азии. В мире большее количество машин этого семейства имеют лишь Индия, Россия и Китай.

Тогда же, в 2003 году, Вьетнам стал заказчиком зенитной ракетной системы большой дальности С-300ПМУ-1. Во второй половине нулевых годов активизировались закупки военно-морской техники. Крупнейшей программой в этом сегменте стала поставка ВМС СРВ шести больших дизель-электрических подводных лодок проекта 06361. Приобретение и освоение этого принципиально нового для вьетнамских моряков вида техники стало этапным в развитии флота данной страны. Фактически у Вьетнама появился новый род войск – подводные силы, а сами ВМС СРВ перешли из разряда катерных сил в число современных флотов мира.

Осуществляются закупки и в сегменте вооружений сухопутных войск, наиболее важным проектом в этой области стали поставки современных танков Т-90С.

Таким образом, сотрудничество осуществляется по широкой номенклатуре вооружений и военной техники для всех видов вооружённых сил. Хотя Вьетнам остаётся относительно малоресурсной страной, масштаб его закупок постоянно нарастает. Это заметно как по количеству заказываемых платформ, так и по стоимости контрактов. Например, начав с приобретения партии из всего 4 единиц Су-30МК2В, Вьетнам затем увеличил заказываемые партии этих машин до 8 и далее до 12 единиц. Среднегодовые объёмы контрактов увеличились со 100 миллионов долларов в начале нулевых годов до 300 миллионов в середине и до миллиарда на пике закупок при реализации проекта по поставке подводных лодок.

Российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество опирается на долговременную традицию военных связей двух стран. Оно реализуется в условиях полной комплиментарности внешнеполитических и военно-политических интересов СРВ и РФ. Наконец, существует такая нематериальная особенность, как психологическая совместимость вьетнамских и российских партнёров. Возможно, эта совместимость проистекает из взаимной симпатии, родившейся ещё в 60–70-е годы прошлого века в процессе сотрудничества в ходе войны против США. Возможно, имеет место быть некая культурная сочетаемость двух народов. Этот почти неосязаемый фактор играет далеко не последнюю, а иногда просто решающую роль в развитии военно-технических связей. Российские промышленники и экспортёры вооружений отмечают, что отношения с вьетнамскими партнёрами носят для них исключительно комфортный характер.

При этом, однако, было бы ошибочно утверждать, что российско-вьетнамское военно-техническое сотрудничество представляет собой полную идиллию и лишено вообще всяких проблем. По мере роста своих финансово-экономических возможностей Вьетнам диверсифицирует источники вооружений, наращивая закупки продукции военного назначения израильского и европейского происхождения. Нарастает интерес к возможным приобретениям американского оборудования. Таким образом, Россия постепенно утрачивает своё квазимонопольное положение на вьетнамском рынке вооружений. Серьёзной потенциальной угрозой теперь всегда будет оставаться возможность применения против Вьетнама вторичных санкций за импорт российских вооружений в рамках закона CAATSA.

В этой ситуации перед Россией стоит задача проведения на вьетнамском рынке более гибкой ценовой политики, улучшения качества послепродажного обслуживания, организации кооперации с нарождающейся вьетнамской промышленностью. Значительным резервом наращивания сотрудничества является сегмент поставок средств антитеррора, борьбы с преступностью, обеспечения правопорядка и кибербезопасности. В целом наличие прочной традиции двусторонних связей, позитивный политический контекст, объективные потребности СРВ в модернизации своего военного потенциала создают благоприятные предпосылки для продолжения и даже наращивания российско-вьетнамского военно-технического сотрудничества.

Источник: Клуб "Валдай"

Дата публикации: 26.02.2019