Embraer ищет новых партнеров после разрыва с Boeing

Игорь Гилов

В конце 2017 г. на мировом авиапромышленном рынке произошло неожиданное событие – американская аэрокосмическая корпорация Boeing объявила о желании купить компанию Embraer – бразильского производителя региональных самолетов. Чуть ранее в октябре того же года европейский конкурент Boeing, концерн Airbus, приобрел проект C-Series канадского производителя Bombardier. Таким образом, европейцы выбрали вполне состоявшийся и успешный продукт в необычной для себя нише и тем самым включили самолеты на 108–160 мест в номенклатуру своих предложений на рынке. Бразильцы и американцы должны были ответить на этот вызов. Бразильцы поняли, что их основной конкурент Bombardier, которого они не раз оставляли позади на рынке региональной авиации, в одночасье получил доступ к рынку сбыта, несопоставимому с их собственным. Американцы же осознали, что европейцы вышли на рынок, на котором раньше им было нечего предложить.

Во всей истории сделки Embraer – Boeing главным моментом, скорее всего, стала инженерная составляющая. Не секрет, что соответствующее подразделение корпорации Boeing устарело как морально, так и физически, а сама компания испытывает острый дефицит инженерных ресурсов. Проект самолета в линейке между Boeing 737 и 767 разрабатывается уже много лет без особых успехов, лишним подтверждением чего стал кризис с моделью Boeing 737 MAX.

Embraer же, наоборот, за 10 лет запустил три успешных проекта: линию региональных самолетов Е2, средний военно-транспортный самолет КС-390 (теперь продаваемый под брендом C-390 Millennium) и линейку бизнес-джетов Phenom. При этом стоимость рабочей силы в Бразилии значительно ниже.

В течение всего 2018 г. между Boeing и Embraer велись довольно сложные переговоры под пристальным контролем бразильского государства. С 1969 по 1994 г. компания Embraer была государственным предприятием. К концу этого периода фирма практически обанкротилась и была продана пулу инвестиционных фондов, в основном зарубежных, которые контролируют в настоящее время около 85% акций концерна. Правительство Бразилии, тем не менее, сохранило за собой «золотую акцию», которая гарантировала представительство в Административном совете и право вето в сделках по изменению состава собственников и бренда. Эти гарантии остались еще со времен, когда Embraer принадлежала государству и наряду с нефтедобывающей компанией Petrobras была гордостью режима военной диктатуры, который правил страной с 1964 по 1985 г.

Сильная зависимость Embraer от государства сохраняется и до сегодняшнего дня – без инвестиций в размере около 5 млрд реалов (около 1 млрд долл.) и начального взноса в размере 7,2 млрд реалов (около 1,4 млрд долл.) со стороны ВВС Бразилии проект военно-транспортного самолета КС-390 никогда бы не состоялся. В сегменте продаж коммерческих самолетов Embraer получил с 2004 по 2018 г. около 49 млрд реалов (примерно 9,3 млрд долл.) от BNDES (Национальный банк экономического и социального развития Бразилии) в виде кредитов, что позволило продать около 30% выпущенных за этот период самолетов. Тем не менее предприятие сумело устоять на ногах и окрепнуть, в первую очередь благодаря приватизации: именно в этот период была запущена линейка региональных самолетов E-145 и других самолетов серии Е. Всего на конец марта 2020 г. было продано 1564 региональных самолета серии Е, при этом еще 167 машин находится в производстве по твердому заказу.

После того как линейка самолетов Е положительно зарекомендовала себя среди эксплуатантов, в 2019 г. компания запустила семейство Е2. Двадцать самолетов уже находятся в эксплуатации, еще на 151 машину есть твердые заказы. Правда, такие цифры говорят скорее о краткосрочном спросе на региональном уровне, оставляя неопределенными среднесрочные перспективы: компания Embraer не входит в глобальные производственные цепочки мирового авиастроения и ее вплотную преследуют потенциальные конкуренты из Японии, Китая, России и, возможно, Индии.

Первоначально Boeing высказал намерение купить всю компанию Embraer целиком, включая оборонную составляющую, представленную знаменитым турбовинтовым учебно-боевым самолетом ЕМВ-314 (А-29) Super Tucano и военно-транспортным самолетом КС-390, в котором проглядывается возможный сменщик на рынке популярного военно-транспортного самолета Lockheed C-130 Hercules. Однако министерство обороны Бразилии выступило против продажи военного дивизиона Embraer, так как считает это предприятие стратегически важным для национальной безопасности, в том числе с точки зрения технологической независимости. Кроме того, явное неудовольствие готовящейся сделкой прозвучало со стороны шведской компании Saab АВ, которая по контракту с Embraer должна собирать в Сан-Пауло 14 истребителей JAS-39E/F Gripen NG из общего заказа ВВС Бразилии на 36 машин. Шведская группа заявила, что выйдет из сделки, если истребитель Gripen станет собираться ее конкурентом Boeing. Опасения шведов вызвала возможная утечка к американцам информации об истребителе Gripen и в целом вероятное возникновении проблем с сохранением коммерческой и производственной тайны.

В связи с вышеизложенным было решено разделить Embraer на две части. За 4,2 млрд долл. американцы приобретали контроль над 80% гражданского дивизиона Embraer, который получал название Boeing Brasil – Commercial. Что касается военной части фирмы и направления бизнес-джетов, они должны были остаться под 100-процентным контролем бразильского отделения Embraer, которое выступало держателем бренда и марок изделий. В январе 2019 г. правительство Бразилии разрешило проведение сделки на данных условиях.

В течение всего 2019 г. шли детальные переговоры об интеллектуальной собственности в отношении более 3000 наименований и позиций и о технических деталях разделения компании. Инженерный департамент Embraer, который обслуживал как гражданский, так и военный дивизионы, был разделен. Боинг назначил исполнительного президента Марка Аллена (Marc Allen) ответственным за проведение сделки. Одновременно начался процесс одобрения сделки со стороны девяти международных регуляторных организаций.

В то время как многие опасались проблем со стороны Китая ввиду его торговой войны с администрацией Трампа, реальным тормозом на пути проекта стала позиция Европы, а именно группы Airbus: в середине 2019 г. Европейская комиссия начала расследование на предмет возможного наличия картельного сговора или недобросовестной конкуренции, из-за чего сделка вопреки ожиданиям не была закрыта до конца года. В январе 2020 г. сроки принятия решения Еврокомиссией были в очередной раз перенесены на июнь – август, что, без сомнения, явилось очевидной победой лоббистов Airbus.

Между тем корпорация Boeing вступила в самый тяжелый кризис за всю свою более чем столетнюю историю из-за запретов на полеты самолета Boeing 737 MAX. Трагические катастрофы двух самолетов Boeing 737 MAX стали следствием допущенных при проектировании серьезных ошибок из-за изменения расположения двигателей и увеличения их веса в сравнении с предыдущими моделями. Boeing понес колоссальные потери, к которым должны были приплюсоваться расходы на поглощение Embraer.

Наконец, последним ударом стала пандемия коронавируса нового типа, которая сократила пассажиропоток в Европе и США на 90%. Вследствие этого авиаперевозчики были вынуждены отложить приобретение новых самолетов на неопределенное время. За первый квартал 2020 г. убыток Boeing из-за всех вышеуказанных причин составил 641 млн долл.

Все перечисленное плюс заявка Boeing на получение помощи правительства США в рамках программы поддержки американской аэрокосмической отрасли поставили под вопрос целесообразность приобретения Embraer. С политической точки зрения для Boeing было бы невозможно объяснить вложение средств в создание новых рабочих мест в Бразилии, в то время как США вступили в период жесточайшего экономического кризиса, а Boeing запрашивал правительственную помощь. В апреле 2020 г. предположения стали реальностью: процедура покупки гражданского подразделения Embraer со стороны Boeing была приостановлена. «Помолвка» 2017 г. обернулась скандальным разрывом: бразильцы обвинили американцев в недобросовестности и пообещали обратиться в суд.

24 апреля 2020 г. Boeing официально сообщил о разрыве соглашения о приобретении Embraer на основании якобы невыполнения бразильской стороной обязательств по выведению в отдельный блок линейки региональных самолетов.

Реакция компании Embraer, которая на протяжении нескольких последних месяцев уже получала сигналы о выходе американцев из сделки, была жесткой. «Embraer уверена в том, что Boeing расторг Общее соглашение о сотрудничестве ненадлежащим образом, аргументируя свое решение ложными утверждениями в качестве предлога для того, чтобы не исполнять принятые на себя обязательства по выплате компании Embraer суммы в размере 4,2 млрд долл., – подчеркивается в официальном сообщении компании Embraer. – Мы убеждены в том, что Boeing избрал тактику систематических нарушений и отказа от исполнения положений Общего соглашения о сотрудничестве по причине нежелания завершить сделку и вследствие финансовых затруднений, вызванных проблемами самолета 737 MAX и другими коммерческими и репутационными издержками». В свою очередь Embraer настаивает на полном исполнении условий соглашения со своей стороны.

Только в 2019 г. процесс разделения компании на блоки обошелся Embraer в 485,5 млн реалов (более 90 млн долл.) В нынешнем году соответствующие расходы составили более 97 млн реалов (около 18,5 млн долл.). Они получили отражение в финансовых результатах первого квартала 2020 г. наряду с затратами на выполнение условий по разделению коммерческого блока компании. Вместе с убытками от пандемии коронавируса общий размер ущерба для Embraer составил 1,3 млрд реалов (около 250 млн долл.).

Глава Embraer Франсишку Гомеш Нету (Francisco Gomes Neto) опубликовал видеообращение с комментариями по данной проблеме. «Мы обязательно будем требовать компенсацию», – подчеркнул СЕО Embraer. По его словам, Embraer сожалеет о разрыве, но компании не привыкать сталкиваться с трудностями. «Мы по-прежнему сильны», – утверждает Нету.

Embraer подал в арбитражный суд Нью-Йорка иск против Boeing; рассмотрение дела должно начаться в июле 2020 г. Условия иска держатся в секрете, но, скорее всего, бразильский концерн попытается компенсировать часть издержек на разделение компании на блоки и получить дополнительно от Boeing штраф в размере 75 млн долл. По словам представителей Embraer, в соглашении не содержится ни единого невыполнимого положения, поэтому американцы установили срок до 24 апреля 2020 г. для исполнения ряда своих обязательств с тем, чтобы позже, в свою очередь, обвинить Embraer в неисполнении документа.

Американцы открыто не комментируют причины разрыва соглашения. «В последние годы Boeing добросовестно работал над исполнением обязательств по соглашению с Embraer, – говорит Марк Аллен. – В течение нескольких прошедших месяцев мы провели ряд продуктивных переговоров по некоторым неисполненным обязательствам, но в самый последний момент эти переговоры провалились».

Соглашение между Embraer и Boeing предусматривало создание двух новых компаний: собственно компании по производству региональных самолетов и совместного предприятия (51% акций находилось бы у Embraer) по продаже военно-транспортного самолета КС-390 (С-390). Boeing уже включился в международную кампанию по маркетингу С-390, и в этом сегменте сотрудничество продолжится. Однако отказ от планов создания совместного предприятия серьезно ухудшит перспективы самолета на мировом рынке: С-390 позиционировался как хит нового предприятия.

Будущее отныне полно неопределенности. Ранее аналитики предрекали, что трудности у Embraer без сильного партнера будут продолжаться около 10 лет, теперь же разрыв соглашения с Boeing означает конец уверенности в стабильном будущем.

С другой стороны, пандемия может подтолкнуть развитие малой авиации, а именно создание самолетов меньшей вместимости с более экономичными характеристиками: предсказывается, что восстановление авиаперевозок будет медленным, а выход на уровень 2019 г. займет от пяти и более лет.

Так что перспективы для сотрудничества с зарубежными игроками есть для Embraer даже сегодня, и они необязательно должны сводиться к масштабному приобретению контроля по примеру истории с Boeing. По словам главы Embraer, интересные варианты есть, и они находятся в стадии изучения. Например, источники в правительстве Бразилии высоко оценивают потенциал китайской государственной компании гражданского авиастроения CОМАС, которая полна желания стать глобальным игроком мирового уровня. Изучаются также и варианты кооперации с производителями из Индии и России, хотя в отношении этих возможных проектов конкретики мало.

Однако сотрудничество с китайцами может натолкнуться на ряд препятствий стратегического характера: администрация президента Жаира Болсонаро имеет тесные связи с правительством Дональда Трампа, который, как известно, избрал политику противодействия Пекину. И одним из проявлений этой политики стало давление на китайскую корпорацию Huawei, которая хочет поставлять в Бразилию оборудование для технологий 5G – аукцион по продаже частот должен пройти в Бразилии до конца этого года. Поэтому возможное сотрудничество с Китаем на таком стратегическом рынке, как авиация, может стать для бразильцев причиной введения против них даже не просто ограничений, но и прямых санкций, которые будут способны окончательно добить перспективы самолетов, от которых отказались США.

В области военной авиации дела обстоят еще серьезнее. Embraer очень рассчитывает стать одним из поставщиков самолетов на замену имеющихся сейчас в ВВС европейских стран НАТО 135 военно-транспортных самолетов С-130 старых модификаций, тем более что компания уже заключила соглашение на продажу пяти самолетов С-390 в Португалию. Дополнительным плюсом для Embraer стал статус «основного военного союзника вне НАТО», который США недавно предоставили Бразилии. Даже в этих условиях конкуренция между С-390 и активно реализуемым корпорацией Lockheed Martin самолетом С-130J Super Hercules будет достаточно серьезной. Появление же китайской компании в связке с Embraer будет однозначно рассматриваться как сигнал стратегической опасности для многих потенциальных клиентов.

Так что первоначальные заявления президента Бразилии Болсонару и вице-президента генерала Амилтона Моурау о возможном стратегическом партнерстве с Китаем в авиастроении сменились недавно на прямо противоположные. Ближайшие месяцы покажут, в чью сторону склонится крупнейший бразильский экспортер высокотехнологичной продукции.