В центре внимания
Мероприятие посвящено памяти самого яркого русского военного мыслителя второй половины XX века.
Подпишитесь на канал, чтобы не пропустить их

Мировой рынок наземных робототехнических комплексов

Прохор Тебин



В последние годы в России и за рубежом наблюдается рост интереса со стороны прессы и общественности к тематике наземных робототехнических комплексов (РТК, в английском языке обычно используется термин Unmanned Ground Vehicle – UGV), создаваемых в интересах военных, спецслужб и правоохранительных органов. РТК часто стали выходить на первые полосы. Создается впечатление, что в ближайшие пять-десять лет ожидается резкий рост рынка РТК, а их роль в военном деле значительно возрастет. Действительно, ведущие мировые державы уделяют внимание развитию РТК для использования в военных целях. Тем не менее ситуация является более сложной и требует более сдержанных оценок.

Оценить реальные перспективы рынка РТК даже в краткосрочной перспективе представляется весьма сложным. Тем не менее и весьма грубые оценки позволяют сделать ряд важных выводов. Так, по сделанному в феврале 2017 г. прогнозу группы IHS Jane’s, продажи новых РТК в 2015–2025 гг. оцениваются в 30 тыс. единиц общей стоимостью 4,9 млрд долл. Ежегодные продажи должны вырасти с 200 млн долл. в 2016 г. до 800 млн долл. в 2025 г. В то же время продажа беспилотных летательных аппаратов (БЛА) за тот же период оценивается в 63 тыс. единиц общей стоимостью 82 млрд долл.[i]

Таким образом, несмотря на значительный, в четыре раза, прогнозируемый рост рынка РТК в абсолютных показателях, он все равно будет составлять менее 1 млрд долл. в год. А общие же продажи в течение 2015–2025 гг. будут составлять всего лишь 6% от продаж БЛА.

Рынок РТК в ближайшей перспективе останется весьма небольшим по объему, а его развитие – труднопредсказуемым. В отличие от БЛА, РТК еще не оформились как полноценный тип военной техники. РТК смогли занять несколько достаточно узких и специфических ниш, но военные ведущих мировых держав продолжают поиск и определение возможных мест их применения.

С технологической точки зрения создание РТК сталкивается с рядом проблем, которые не столь остры для БЛА – сложно обеспечить уверенное передвижение по пересеченной местности вдали от дорог с качественным покрытием и дистанционное управление на значительном расстоянии. С экономической точки зрения выгода от внедрения РТК часто бывает весьма низкой по сравнению с выгодой от внедрения БЛА, которые заменяют дорогостоящие в производстве и эксплуатации (особенно с учетом подготовки летного состава) пилотируемые самолеты и вертолеты. Наконец, создание РТК для военных и правоохранителей является достаточно сложным и трудоемким делом на фоне быстрорастущего рынка бытовых и развлекательных роботов. Ниже эти и другие проблемы развития РТК военного назначения будут рассмотрены подробнее.

 

От лабораторий к полю боя

 

Как и их более многочисленные собратья, БЛА, РТК не являются чем-то принципиально новым. Широко известны радиоуправляемые телетанки, разрабатывавшиеся в Советском Союзе в 1930-е гг. В ходе советско-финской войны применялся выпущенный небольшой серией телетанк ТТ-26. Успеха они, впрочем, не имели. В послевоенный период работы по танкам с дистанционным управлением велись с перерывами в СССР вплоть до 1990-х гг.

За рубежом после Второй мировой войны работы над тематикой РТК продолжились, прежде всего в США за счет средств Агентства перспективных исследований министерства обороны США (DARPA). Так, еще в конце 1960-х гг. в рамках финансируемого DARPA проекта Стэнфордского исследовательского института по исследованию искусственного интеллекта был создан РТК Shakey[ii].

В 1980-е гг. разработкой РТК активно занимались американские армия и корпус морской пехоты (КМП). Число отдельных проектов стало столь велико, что в 1990 г. общее управление всеми проектами в сфере разработки РТК видов вооруженных сил DARPA было передано специальной структуре внутри аппарата министра обороны США – Joint Robotics Program.

Работы в сфере разработки РТК интенсифицировались в США в 1990-е гг. с окончанием холодной войны, а в 2000-е гг. на американском рынке произошел настоящий «робототехнический бум». Это стало возможным благодаря трем факторам. Во-первых, к концу 1990-х гг. накопленный опыт и технологический задел, который был сформирован во многом благодаря проектам, финансируемым DARPA, позволил американскому ВПК перейти от интенсивных НИОКР к массовому серийному производству. Во-вторых, с приходом администрации Дж. Буша-младшего начался рост военных расходов. В-третьих, военные операции в Афганистане и Ираке сделали РТК по-настоящему востребованной продукцией. Пожалуй, именно последний фактор сыграл важнейшую роль.

В Ираке и Афганистане главной угрозой жизни и здоровью американских военных стали взрывные устройства (ВУ), преимущественно самодельные. На борьбу с ними были брошены значительные силы и средства, а саперные и инженерные подразделения быстрыми темпами стали получать РТК для обезвреживания ВУ (Explosive Ordnance Disposal, EOD). Созданное в 2002 г. подразделение армии США по быстрой поставке в войска недостающего снаряжения и вооружения (Rapid Equipping Force) начало свою деятельность именно с внедрения РТК. В 2004 г. США направили в войска в Ираке и Афганистане 162 РТК, а уже через год их число в зоне ответственности Центрального командования достигло 1800[iii] и продолжало быстро расти.

К 2012 г. США обладали уже 12 000 РТК[iv], большая часть которых была сосредоточена в Ираке и Афганистане. Более 1000 РТК было потеряно или повреждено в результате взрывов[v]. Вслед за США РТК заинтересовались и некоторые американские союзники, также втянутые в иракскую и афганскую кампании, например, Великобритания, Канада и Франция. Но их интерес был значительно ниже в связи с меньшими ресурсами, меньшим уровнем военного участия и, соответственно, меньшим количеством потерь.

«Робототехнический бум» 2000-х гг. естественным образом сменился спадом на рынке в начале 2010-х гг. Период роста военного бюджета закончился вследствие глобального экономического кризиса и сменился периодом сокращения расходов на оборону. Это, а также свертывание операций в Ираке и Афганистане привело к резкому падению спроса со стороны основного мирового потребителя РТК – армии США.

 

Проблемы на рынке РТК в конце 2000-х – начале 2010-х гг.

 

Сокращение военных расходов и вывод войск из Ирака и Афганистана были ключевыми, но далеко не единственными причинами спада на рынке РТК. Значительная часть закупленных в 2000-е гг. американскими военными РТК (более 7000 единиц) была приобретена за счет дополнительных средств бюджета на заморские операции (Overseas Contingency Operations) как нестандартное оборудование для скорейшего удовлетворения текущих потребностей войск в Ираке и Афганистане[vi]. Благодаря этому Пентагон смог закупить имеющиеся на рынке коммерческие (Commercial-off-the-Shelf) РТК в больших объемах и в сжатые сроки и направить их для применения в зоне боевых действий. Обратной стороной стала разнотипица, высокая стоимость закупаемых РТК и их обслуживания. РТК различных производителей были несовместимы по программному обеспечению и системам управления. 

Так как РТК закупались в обход стандартной процедуры закупки ВВТ за счет основного военного бюджета (Program of Record, PoR), то они не проходили полного цикла испытаний и приемки. Военные при их эксплуатации периодически сталкивались с «детскими болезнями», невысокой технической надежностью и различными несоответствиями военным стандартам.

Еще одной из причин кризиса на американском, а значит, в значительной степени и мировом рынке РТК стал провал программы Future Combat Systems («Перспективная боевая система») армии США. В рамках этой программы, помимо образцов перспективной экипажной бронетехники, предполагалось создание трех типов частично автономных РТК шести различных вариантов[vii]: легкого РТК SUGV, РТК MULE в трех вариантах (транспортном, для разминирования и штурмовом) и боевого РТК ARV в двух вариантах (штурмовом и разведывательном). Справедливости ради, РТК SUGV стал одним из немногих уцелевших и дошедших до серийного производства осколков программы Future Combat Systems. Но проекты MULE и ARV были закрыты.

Более того, американские военные в начале 2010-х гг. обладали излишними запасами РТК. В рамках программы службы по утилизации и передаче имущества Агентства по логистике Пентагона (DLA Disposition Services) значительное число РТК было передано различным американским федеральным и местным правоохранительным органам из наличия армии США. Всего с 2003 г. таким образом было передано около 1000 РТК общей закупочной стоимостью около 55 млн долл.[viii], преимущественно для обезвреживания ВУ. Почти две трети переданных РТК пришлось на две модели: MARCbot IV производства компании Exponent (более 400 единиц) и 510 PackBot производства iRobot (более 200 единиц).

Очевидно, что это существенно снизило спрос на новые РТК со стороны американских правоохранительных органов. Так, в 2007–2016 гг. американскими министерством юстиции и министерством внутренней безопасности было заключено порядка 170 контрактов общей стоимостью около 9 млн долл. на поставку новых РТК правоохранительным органам, преимущественно федеральным. По стоимости около трети заказов пришлось на две компании – Northrop Grumman Remotec и ReconRobotics.

В итоге, к середине 2010-х гг. рынок РТК, казалось бы, был на грани краха. Многие ведущие участники рынка покинули его, испытав глубокое разочарование от отсутствия перспектив. В феврале 2016 г. американская корпорация iRobot, лидер рынка и создатель знаменитого 510 Packbot, объявила о продаже своего подразделения, производящего РТК для военных и правоохранительных органов. Причиной продажи стало желание сосредоточиться на стремительно растущем рынке бытовых роботов.

В апреле 2016 г. было объявлено о том, что израильские корпорации Elbit Systems и Israel Aerospace Industries (IAI) закрывают свое совместное предприятие G-Nius[ix]. За свою недолгую историю G-Nius получила порядка 66 млн долл. от министерства обороны Израиля на НИОКР по тематике РТК, но оказалась неспособна привлечь иностранных заказчиков, что и стало причиной ее закрытия.

Наиболее ярким примером является судьба компании Boston Dynamics, прославившейся на весь мир своими четырехногими роботами BigDog и LS3. В июне 2017 г. Alphabet, материнская компания Google, заявила о продаже Boston Dynamics крупной японской телекоммуникационной корпорации SoftBank. Boston Dynamics была куплена Google X, компанией в структуре Alphabet, занимающейся исследованиями перспективных технологий, в декабре 2013 г.

Предполагалось, что BigDog и LS3, в финансировании работ над которыми активно участвовала DARPA, будут помогать носить грузы действующим в пешем порядке военнослужащим. В качестве основного заказчика рассматривался КМП. На эти проекты было потрачено десять лет и более 40 млн долл., но закончились они неудачей. В декабре 2015 г. КМП отказался от дальнейших испытаний и исследований LS3. Данный РТК оказался слишком шумным, а проблема его ремонта в полевых условиях осталась трудноразрешимой. Более того, КМП так и не смогли четко определить для робота-мула место в пешем патруле морских пехотинцев.

Boston Dynamics потратила остатки средств DARPA на создание значительно меньшего по размерам аналога LS3, который получил название Spot. На новой модели была решена проблема с шумностью благодаря замене бензинового двигателя на электрический. Но за это пришлось расплатиться десятикратным снижением полезной нагрузки (со 180 кг до 18 кг). Более того, в отличие от LS3, Spot не был частично автономным и был полностью зависим от дистанционно управлявшего им оператора.

Продажа Boston Dynamics иностранной компании, которая не занимается военной техникой, скорее всего, является результатом осознания бесперспективности продвижения ее разработок среди военных структур. История проекта BigDog/LS3/Spot демонстрирует ключевые проблемы современных РТК – технологическое несовершенство и невысокую заинтересованность основных заказчиков.

 

Проблема самоопределения


В начале 2000-х гг. РТК стали успешной и востребованной продукцией, выполняя по сути лишь одну группу задач – поиск и обезвреживание ВУ. Это были легкие (в категории 4–20 кг) и средние (от 20 кг до 1 тонны) РТК, несущие фиксированный и зачастую ограниченный набор оборудования (одна из первых версий PackBot в Афганистане в 2002 г. была оснащена лишь камерой и манипулятором). Для успешного выполнения своих функций им не требовалась частичная или полная автономность, высокая надежность или проходимость, а также значительный радиус дистанционного управления. В то же время «экономический эффект» от их работы (недопущение смерти или ранения людей, а также повреждения имущества) был очевидным.

Особняком стояли тяжелые (1–15 тонн) и сверхтяжелые (более 15 тонн) РТК для разминирования, которые применялись для борьбы с противотанковыми и противопехотными минами еще в Боснии в 1996 г. Но эти РТК, например, комплексы разминирования M60 Panther и Abrams Panther на шасси танков M60A3 и M1 Abrams, соответственно, были массивнее, дороже, сложнее в эксплуатации и значительно малочисленнее своих меньших по размерам собратьев.

Все эти РТК могли применяться и в других схожих сферах: для радиационной, химической и биологической защиты, при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и для выполнения иных задач, преимущественно в интересах инженерных подразделений. Но работы в направлении создания транспортных, патрульных и боевых РТК ограничивались созданием немногочисленных прототипов.

В начале 2010-х гг., после провала программы Future Combat Systems и предвидя прекращение финансирования закупок РТК по линии бюджета на заморские операции, в США началась работа по разработке и развертыванию РТК нового поколения, уже в качестве полноценных программ PoR в основном бюджете. Но к началу 2010-х гг. лишь два РТК, легкий SUGV производства iRobot и тяжелый M160 производства хорватской фирмы DOK-ING, были развернуты в Ираке и Афганистане в качестве PoR.

Первым значимым прорывом стало активное внедрение сверхлегких роботов для разведки, преимущественно в интересах саперов и сил специальных операций. В 2012 г. КМП и армия активно испытывали в Афганистане и на базах в США четыре модели РТК максимальным весом от 600 г до 7 кг (Armadillo от Macro USA, Dragon Runner DR-10 от QinetiQ North America, FirstLook от iRobot и Recon Scout XT от ReconRobotics). Всего в том году было закуплено для испытаний и боевого применения около 700 подобных РТК.

Но и здесь случился кризис, когда в 2013 г. продажи одного из лидеров сектора сверхлегких РТК ReconRobotics упали с 21 млн долл. до 3 млн долл. Причиной стал отказ армии США от заказа в 2013 г. партии в 1000 сверхлегких РТК стоимостью 13 млн долл. в связи со свертыванием операции в Ираке и сокращением военных расходов[x]. Компания стала убыточной, ее стали покидать высокопоставленные представители совета директоров и менеджмента, а из 60 сотрудников после сокращений осталось лишь шесть.

К 2014 г. парк РТК армии США сократился, по некоторым данным, до 2500 единиц[xi]. В том же году было сокращено еще около 1000 единиц. На вооружении остались РТК Dragon Runner 10 и TALON производства QinetiQ North America, а также РТК 510 PackBot, 310 SUGV и First Look производства iRobot.

В ближайшие пять-десять лет ожидаются значительные заказы РТК со стороны американских военных, преимущественно для замены закупленных ранее комплексов. В рамках основных перспективных программ армии США предполагается закупка тысяч новых РТК уже в рамках стандартного PoR-процесса. Ожидается закупка 4500 РТК для обезвреживания ВУ, задач РХБЗ, инженерных и разведывательных задач: около 1200 средних РТК в рамках программы MTRS Increment II (начальная боевая готовность – 2021 г.) и 3300 средних РТК в рамках программы CRS(I) (начальная боевая готовность – 2023 г.). Другой крупной программой является AEODRS ВМС США, которая предполагает принятие на вооружение трех РТК для обезвреживания ВУ: легкого (до 16 кг) к 2018 г., среднего (до 75 кг) к 2020 г. и более тяжелого (около 340 кг) к 2023 г.[xii]. Есть и ряд перспективных программ в области более тяжелых РТК: безэкипажные грузовые машины, способные двигаться в качестве ведомых за управляемой техникой в составе конвоев (программа Leader Follower), транспортные РТК (S-MET), средние (220–450 кг) РТК для обезвреживания ВУ (программа CRS(H)) и РТК для разминирования (программа RCIS Type II).

Наиболее вероятно, что спрос со стороны Пентагона будет доминировать на рынке РТК в ближайшие десять лет. На его фоне спрос со стороны военных и правоохранительных структур других стран не будет значительным. Таким образом, предложение на рынке РТК будут определять американские компании и зарубежные производители, ориентирующиеся на американский рынок. Помимо них будут продолжать существовать и, вероятно, развиваться, компании, ориентирующиеся на узкие рынки и ниши. Этому будет способствовать желание ряда держав (Россия, Китай) создать собственные серийные РТК для своих вооруженных сил и на экспорт.

Наибольший коммерческий успех будет по-прежнему сопутствовать РТК для обезвреживания ВУ, РХБЗ, обращения с опасными материалами и инженерных задач. Эти РТК будут существовать в различных весовых категориях, но наиболее востребованными останутся легкие и средние массой до 100 кг. Свои позиции удержат и тяжелые РТК (от 1 тонны) для разминирования, пожаротушения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, но их ниша будет значительно уже. Скорее всего, будет расти число и сверхлегких РТК, в том числе для нужд разведывательных и специальных подразделений.

Едва ли не важнейшим условием роста рынка РТК, в особенности за пределами США, будет снижение стоимости закупки и эксплуатации РТК. В технологическом плане основной акцент будет сделан на простоту в эксплуатации, повышение надежности и обеспечение возможности ремонта в полевых условиях. Современные РТК должны быть модульными, с возможностью быстрой установки и замены оборудования.

Важным является создание и поддержание единого формата программного и аппаратного обеспечения для РТК различных классов и производителей. Это облегчит заказчику возможность более простого создания и интеграции новых моделей РТК. Для непосредственных пользователей это может означать возможность управления несколькими РТК, а в перспективе и БПЛА, с использованием единого аппаратного обеспечения вне зависимости от класса и производителя конкретного комплекса.

Широкое серийное производство и внедрение других типов РТК, в том числе транспортных, патрульных и боевых, вряд ли стоит ожидать ранее середины 2020-х гг., хотя именно на них сосредоточен интерес общественности и прессы. Это зависит от решения значительного числа проблем, включая перечисленные выше. К основным технологическим проблемам относятся снижение шумности, повышение автономности, в первую очередь для уверенного перемещения по сложной пересеченной местности, повышение радиуса действия, обеспечение более эффективных и защищенных каналов управления и передачи информации. Не менее важным является и решение задачи определения роли и места РТК, в особенности непосредственно участвующих в боевых действиях и несущих вооружение. До этого момента производство РТК, за исключением роботов-саперов и роботов-разведчиков, будет ограничиваться преимущественно созданием прототипов, в исследовательских и чисто маркетинговых целях.

 

Обзор ряда ведущих иностранных производителей РТК

 

США

 

Компания Remotec была основана в 1980 г. и долгое время работала в интересах американской атомной промышленности. Компания была частью Westinghouse Electric, но превратилась в Northrop Grumman Remotec в 1996 г., когда корпорация Northrop Grumman приобрела Westinghouse Electric. Штаб-квартира Remotec находится в городе Клинтоне, штат Теннесси. У компании есть британская «дочка» – Remotec UK Ltd, находящаяся в Ковентри. За свою историю Remotec произвела более 2200 РТК.

Компания производит преимущественно РТК для обезвреживания ВУ. Сейчас продукция Remotec представлена прежде всего средними РТК семейства Andros: FX (426 кг), Titus (61 кг), HD SEL (111 кг) и F6B (220 кг). Разработки компании в области боевых/транспортных РТК (проект CaMEL в рамках перспективной программы армии США S-MET) далеки от серийного производства.

Среди ключевых заказчиков Remotec – ВМС США и министерство обороны Великобритании. В 1988 г. Remotec начала программу РТК RCT, которая в 1997 г. стала основой для программы RONS, одного из наиболее массовых РТК для обезвреживания ВУ. Его активно применяли ВМС, КМП и армия США, американские правоохранительные органы, военные и полицейские Великобритании и других стран. Сейчас Remotec возглавляет консорциум, осуществляющий разработку РТК для обезвреживания ВУ нового поколения в интересах ВМС США в рамках первого этапа программы AEODRS. Одним из ключевых участников консорциума является QinetiQ North America, с которой Remotec работает более десяти лет.

В июле 2016 г. широкую известность получил РТК семейства Andros старой модели Mk V-A1, приобретенный полицией Далласа еще в 2008 г. за 150 тыс. долл. Впервые в истории американские правоохранители использовали робота для уничтожения опасного преступника. Им стал ветеран войны в Афганистане Мика Хавьер Джонсон, убивший пятерых полицейских 7 июля 2016 г. РТК Andros Mk V-A1 был оснащен зарядом C-4, который был подорван вблизи подозреваемого.

Американская компания Foster-Miller была основана в 1956 г. В 2004 г. она была поглощена британской группой QinetiQ (последняя возникла в результате приватизации британского оборонного научно-исследовательского агентства DERA в 2001 г., занимает 79-е место в списке 100 крупнейших оборонных компаний мира по версии Defense News)[xiii]. С тех пор Foster-Miller известна как QinetiQ North America. В 2017 ф.г. выручка американского подразделения достигла 90 млн долл., что составляет 41% от совокупной выручки QinetiQ.

Примечательно, что QinetiQ North America сохраняет значительную автономность в вопросах управления. В соответствии с американским законодательством компания управляется через посредников, имеющих американское гражданство и соответствующий допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. Контроль за ее деятельностью осуществляет Служба безопасности Пентагона (Defense Security Service).

QinetiQ North America известна прежде всего своими РТК для обезвреживания ВУ. С 2003 г. компания продала около 4500 РТК в США и 40 иностранных государствах[xiv]. Более 80% (3800 единиц) пришлось на РТК семейства TALON (70–100 кг в зависимости от конфигурации), активно закупавшиеся армией США в рамках программы MTRS.

Впервые TALON стали использоваться в 2000 г. в Боснии для обезвреживания ВУ. Затем они применялись в Ираке и Афганистане. РТК семейства TALON стали одними из наиболее популярных среди американских военных. В 2001–2007 гг. армии и ВМС США было поставлено 1000 TALON, а вторая тысяча была поставлена уже в 2007–2008 гг. Данные РТК также закупались Австралией, Чехией, Польшей, Ираком и Афганистаном.

QinetiQ North America также производит как более тяжелые РТК для обезвреживания ВУ Tison (270–450 кг в зависимости от конфигурации), так и легкие Dragon Runner 10/20 (4,5–13 кг). Другим продуктом является быстросъемный комплект Robotic Appliqué Kit (RAK), который позволяет превратить погрузчики производства Bobcat в дистанционно-управляемый РТК. А в мае 2017 г. появилась информация и о модели сверхлегкого Dragon Runner Mini (менее 1,5 кг), который разрабатывается в расчете на участие в перспективной программе армии США[xv].

Как и Remotec, QinetiQ North America занимается исследованиями и по тематике боевых/транспортных РТК, но значимых успехов на этом направлении пока также не наблюдается. В 2007 г. в Ирак было направлено три боевых РТК TALON SWORDS, оснащенных пулеметами. До боевого применения тогда дело не дошло, и программа была со временем закрыта. Но QinetiQ North America продолжила работу над боевыми моделями, создав РТК MAARS (до 168 кг), предназначенный для разведки и целеуказания с возможностью установки 40-мм гранатомета и пулемета. В 2016–2017 гг. его испытывал КМП, но о закупках и серийном производстве пока речь не идет.

Другой перспективной разработкой QinetiQ North America является транспортный РТК Titan (около 850 кг без груза, максимальная масса 1,6 т), который разрабатывается совместно с эстонской компанией Milrem. Milrem разработала на средства эстонского министерства обороны саму платформу, получившую название THeMIS, а QinetiQ предоставил систему управления TRC и комплект автоматизации RAK. Titan разрабатывается в расчете на участие в перспективной программе S-MET армии США.

Как указывалось выше, в феврале 2016 г. компания iRobot продала свое подразделение, производящее РТК военного назначения. Покупателем выступила инвестиционная компания Arlington Capital Partners, заплатившая 45 млн долл.[xvi]. Спустя два месяца бывшее подразделение iRobot возобновило свою деятельность в качестве самостоятельной компании Endeavor Robotics[xvii]. Компания располагается в городе Челмсфорде, штат Массачусетс.

С учетом деятельности в составе iRobot, Endeavor Robotics является одним из крупнейших производителей РТК, продав за свою историю более 6000 единиц. Продуктовая линейка компании включает сверхлегкий 110 FirstLook (2,4 кг), легкий 310 SUGV (13,6 кг), средний 510 PackBot (около 24 кг) и 710 Kobra (227 кг).

Более 80% РТК, проданных iRobot/Endeavor Robotics, пришлось на РТК семейства PackBot, включая более легкий SUGV. Их, в частности, активно закупали армия США и КМП. Более 2000 PackBot участвовали в операциях в Ираке и Афганистане. Endeavor Robotics поставляла свои РТК в 40 зарубежных стран. Так, в 2013 г. Бразилия приобрела 30 единиц 510 PackBot  за 7,2 млн долл.

В настоящее время, как и остальные крупные американские производители РТК, Endeavor Robotics активно занимается совершенствованием и продвижением своей продукции в расчете на грядущие крупные заказы со стороны Пентагона (в частности,
 в рамках второго и третьего этапов программы AEODRS ВМС США) и, в меньшей степени, экспортные поставки. В августе 2017 г. стало известно о поставке Endeavor Robotics 32 РТК SUGV армии США[xviii].

В отличие от описанных выше трех компаний, составляющих условную «большую тройку» американских производителей РТК, молодая компания ReconRobotics сосредоточилась на производстве одного специализированного типа РТК – сверхмалых роботов, в первую очередь для разведки. Компания была основана в 2005 г. на базе технологий, разрабатывавшихся c конца 1990-х гг. в Центре робототехники Университета Миннесоты по проектам, финансируемым DARPA.

За свою непродолжительную историю ReconRobotics продала около 5000 сверхлегких роботов военным и правоохранительным органам США и иностранных государств. Продукция ReconRobotics представлена РТК семейств Throwbot и Recon Scout массой 500–600 граммов.

ReconRobotics смогла избежать банкротства после катастрофического падения продаж в 2013 г. В конце 2015 г. 60% компании, долги которой превышают 11 млн долл., были приобретены за 600 тыс. долл. двумя частными инвесторами[xix]. Сейчас компания активно ищет новых заказчиков и партнеров, одним из которых стал Microsoft[xx]. Судьба ReconRobotics является одним из ярких примеров рискованности работы на рынке РТК, особенно вне наиболее крупного сектора роботов для обезвреживания ВУ и без поддержки крупных промышленных или финансовых структур.

 

Израиль

 

Как отмечалось выше, в 2016 г. прекратило свое существование совместное предприятие Elbit Systems и Israel Aerospace Industries G-Nius. В 2008 г. израильские военные начали опытную эксплуатацию разработанного G-Nius полуавтономного РТК GUARDIUM. Данный РТК был создан на шасси багги производства израильской Tomcar и использовался для охраны израильских границ. Но в серию GUARDIUM не пошел из-за ряда нерешенных проблем с полуавтономной навигацией.

В 2015 г. на смену GUARDIUM пришел созданный совместно израильской армией  и Elbit Systems гораздо менее амбициозный дистанционно-управляемый РТК Segev на базе пикапа Ford F-350. Оснащение его боевым модулем и возможностью автономно обходить препятствия на дороге сейчас остается лишь в планах[xxi].

Elbit Systems и IAI продолжат использовать опыт и технологии G-Nius в будущем. Elbit Systems будет обеспечивать техническую поддержку РТК производства G-Nius, которые остаются в эксплуатации в армии Израиля.

Компания Automotive Robotic Industry была основана в 2010 г. в городе Нацрат-Иллит отставным майором израильской армии Амосом Гореном, долгое время работавшим в израильских спецслужбах и на предприятиях военно-промышленного комплекса. Automotive Robotic Industry разрабатывает семейство колесных РТК AMSTAF на базе вездеходов канадской компании Argo. Данные РТК являются базовой платформой и способны нести полезную нагрузку для выполнения широкого спектра задач – от тушения пожаров до разведки и патрулирования. Сингапурская компания ST Kinetics продвигает РТК AMSTAF, в том числе с установленными на них боевыми модулями собственного производства, под названием Jaeger.

В марте 2017 г. было объявлено, что Automotive Robotic Industry начала сотрудничество с индийским стартапом CRON Systems, производящим системы наблюдения и слежения[xxii]. Обе компании планируют совместно создать полноценный РТК для охраны и патрулирования границ.

Прототипы AMSTAF существуют в восьмиколесной и шестиколесной версиях. Более компактная четырехколесная версия разрабатывается совместно с индийской компанией Bharat Forge в рамках израильско-индийской инициативы по поддержке НИОКР в промышленности.

AMSTAF находился в опытной эксплуатации в Израиле, Южной Корее и ряде других стран, но речь о серийном производстве пока не идет.

Компания Roboteam была основана в 2009 г. двумя бывшими бойцами спецподразделения ВВС Израиля «Шальдаг», занимавшимися прикладными вопросами робототехники в течение нескольких лет в качестве инженеров израильской компании ODF Optronics. Таланты и опыт основателей Йоси Вольфа и Элада Леви, а также их связи с представителями израильской армии и израильского военно-промышленного комплекса позволили молодой компании быстро добиться успеха. Ключевую роль в развитии компании сыграли помощь и поддержка Управления по исследованиям и разработке вооружений и технологической инфраструктуры (МАФАТ) министерства обороны Израиля.

В 2012 г. Roboteam основала дочернюю компанию в США, а уже в 2013 г. Roboteam заключила контракт стоимостью около 16 млн долл. с Управлением по технической поддержке борьбы с терроризмом Пентагона на поставку 135 РТК MTGR. Большая часть (100 единиц) предназначалась для сил специальных операций и саперов, остальные – для правоохранительных органов. В 2015 г. Roboteam выиграла контракт стоимостью 25 млн долл. на поставку 250 РТК MTGR для ВВС США. Помимо принесшего компании известность легкого MTGR (от 7 до 19 кг), продукция Roboteam включает еще две модели: сверхлегкий IRIS (от 1,7 до 2,7 кг) и средний транспортный PROBOT (300–410 кг без груза).

Как и ReconRobotics, Roboteam занимается преимущественно разработкой, сервисным обслуживанием, маркетингом и продажами, отдавая непосредственное производство и финальную сборку готовой продукции на аутсорсинг. Одно из преимуществ компании состоит в том, что в большинстве своем сотрудники Roboteam – бывшие американские и израильские военные, имеющие опыт непосредственного использования РТК. Это помогает как команде, занимающейся разработкой и совершенствованием РТК, так и сотрудникам мобильных групп, осуществляющим обучение, техническое обслуживание и ремонт находящихся в войсках РТК.

Весьма примечательно, что председателем совета директоров Roboteam является отставной бригадный генерал ВВС Израиля Узи Розен, занимавший в 2007–2013 гг. должность президента североамериканского подразделения IAI. Совет директоров американского подразделения Roboteam включает бывшего заместителя министра армии США и трех отставных генералов армии и КМП.

Столь представительная команда должна помочь Roboteam добиться успеха в будущих программах Пентагона. Так, в мае 2016 г. сообщалось, что Roboteam в сотрудничестве с американской Leonardo DRS, дочерней компанией итальянской корпорации Leonardo (бывшая Finmeccanica), рассчитывает на участие в программе армии США CRS(I)[xxiii]. Несмотря на свои успехи, Roboteam не планирует заниматься исключительно военными РТК, очевидно не желая повторить судьбу ReconRobotics. В марте 2017 г. было объявлено, что компания привлекла инвестиции на 50 млн долл. для развития направления бытовых роботов[xxiv].


Франция

 

Французская компания ECA Group была основана в 1936 г. и ранее в основном была известна подводными необитаемыми аппаратами, в том числе противоминного назначения. Одно из ее самых молодых подразделений, ECA Robotics, в последние годы активно занимается разработкой РТК военного и двойного назначения. Продуктовая линейка ECA Robotics представлена легким РТК Cobra MK2 (6–11 кг), средними Cameleon (28–53 кг) и Iguana (45–85 кг).

РТК производства ECA Group являются универсальными платформами с возможностью быстрой установки и замены различного оборудования для разведки, обезвреживания ВУ и выполнения задач РХБЗ. Более того, колеса Cobra MK2 могут быть быстро заменены на гусеничный движитель.

ECA Group отрабатывает взаимодействие между производимыми ею РТК и БПЛА. Легкие беспилотники семейства IT180 могут передавать видеоданные оператору РТК для облегчения навигации, а также способны забрасывать Cobra MK2. В перспективе ECA Group планирует создать единое управляющее устройство, которое позволит одному оператору управлять одновременно РТК и БЛА.

В 2011 г. ECA Group заключила контракт с Главным управлением вооружений (DGA) министерства обороны Франции на поставку 29 РТК Cobra MK2 для применения в зонах боевых действий. В 2013 г. был заключен контракт на поставку 20 Cobra MK2 с опционом еще на 60 единиц канадской армии. РТК Cameleon в комплектации для обезвреживания ВУ и РХБЗ находились в опытной эксплуатации у французских военных в 2014–2015 гг. Iguana является новейшей разработкой ECA Group, и о серийном производстве речь пока не идет. Учитывая достаточно низкий спрос на РТК со стороны военных и полицейских служб, ECA Group занимается также разработкой промышленных РТК[xxv].

Французская государственная компания Nexter Systems создала подразделение Nexter Robotics в 2012 г. Nexter Robotics разработала три модели колесных РТК, предназначенных преимущественно для разведки: NERVA-S (2 кг), NERVA-LG (4,5 кг) и NERVA-HD (12–22 кг). Как и Cobra MK2 производства ECA Group, колеса РТК Nexter Robotics могут быть заменены на гусеничный движитель.

В 2014 г. Nexter Robotics продала 50 РТК военным и правоохранительным органам Франции, Швейцарии, Нидерландов, Мьянмы и Габона. При этом Габону NERVA-LG были поставлены в качестве дополнительного оборудования для бронеавтомобилей Aravis производства Nexter. В 2016 г. Габон закупил дополнительные NERVA-LG.


Хорватия


Небольшая частная хорватская компания DOK-ING была создана в 1991 г. Ее штаб-квартира и основные производственные мощности располагаются в Загребе. Вторая производственная площадка располагается в городе Слунь. Также есть филиал в США и дочерняя компания в ЮАР. Всего в DOK-ING работает около 220 человек, что весьма немало по меркам рынка РТК.

Компания приобрела широкую известность благодаря семейству тяжелых и сверхтяжелых РТК MV. Продукция DOC-ING включает в себя следующие модели гусеничных РТК военного и двойного назначения:

·       РТК разминирования MV-4 (6 тонн) и MV-10 (21 тонна). MV-4 предназначен для обезвреживания противопехотных мин, а MV-10 – также и противотанковых мин. Основным инструментом MV-4 является бойковый трал, а у MV-10 – бойковый трал, совмещенный с почвофрезой. Но оба РТК могут оснащаться и другими инструментами, включая бульдозерный отвал, захватное устройство и каток. DOK-ING заявляет, что поставила более 250 MV-4/MV-10 заказчикам в 20 странах;

 

·       РТК пожаротушения MVF-5 (13 тонн без учета воды и пены);

 

·       РТК для подземных горных работ MVD-XLPD (около четырех тонн).

 

В 2004 г. РТК DOK-ING впервые закупила армия США. Модернизированная модель MV-4B (в США известна под шифром M160) активно использовалась в Ираке и Афганистане. Также РТК семейства MV поставлялись вооруженным силам Шри-Ланки, Швеции, Италии, Никарагуа, Хорватии, Колумбии, Ирландии и Греции.

В начале 2010-х гг. документация на MVF-5 и MV-4 с интеллектуальными правами на нее была приобретена российским ОАО «766 УПТК» (на 100% принадлежит государству). На основе хорватских технологий «766 УПТК» в 2013–2016 гг. были созданы РТК «Уран-6» (MV-4) и РТК «Уран-14» (MVF-5). В 2016 г. планировалась поставка российским инженерным подразделениям и ВДВ 12 «Уран-14» и 18 «Уран-6». Возможно, что и новая разработка «766 УПТК», «Уран-10»[xxvi], создана на основе MV-10 производства DOG-ING.

Выше описаны лишь некоторые из наиболее примечательных мировых производителей РТК. За рамками обзора остались разработки, осуществляющиеся российскими и китайскими компаниями, а также РТК таких производителей, как немецкая компания Telerob (входит в состав крупной британской корпорации Cobham), канадская Med-Eng (входит в состав американской компании Safariland Group), корпорация BAE Systems (недавно возобновила разработку тяжелого боевого РТК ARCV), канадское подразделение концерна Rheinmetall (недавно начало разработку тяжелого многоцелевого колесного РТК) и входящая в корпорацию Leonardo бывшая итальянская Oto Melara. Это лишь некоторые из наиболее известных производителей и разработчиков РТК. Несмотря на небольшой размер рынка РТК на сегодняшний день и высокие риски, интерес к данной продукции остается достаточно высоким и в ближайшие годы будет расти.



[i] Веб-страница: http://blog.ihs.com/militaries-ramping-up-use-of-unmanned-ground-sea-and-air-vehicles.


[ii] Веб-страница: http://www.dtic.mil/docs/citations/ADA422845.


[iii] Веб-страница: https://www.afcea.org/content/us-robots-surge-battlefield.


[iv] Веб-страница: http://www.nytimes.com/2012/01/22/opinion/sunday/do-drones-undermine-democracy.html.


[v] Веб-страница: https://www.fastcompany.com/3069048/where-are-military-robots-headed.


[vi] Веб-страница: http://www.iceaaonline.com/ready/wp-content/uploads/2014/06/MM-3-Presentation-Lessons-Learned-from-E....


[vii] Веб-страница: http://www.globalsecurity.org/military/library/budget/fy2006/dot-e/army/2006fcsoverview.pdf.


[viii] Веб-страница: http://dronecenter.bard.edu/files/2016/07/LEO-Robots-CSD-7-16-1.pdf.


[ix] Веб-страница: https://www.defensenews.com/industry/2016/04/11/g-nius-folds-from-low-interest-in-unmanned-ground-sy....


[x] Веб-страница: http://www.startribune.com/reconrobotics-tries-to-right-the-ship-after-a-big-fall/323291431/.


[xi] Веб-страница: http://tradocnews.org/us-army-works-toward-single-ground-robot/.


[xii] Веб-страница: https://ndiastorage.blob.core.usgovcloudapi.net/ndia/2017/groundrobot/Ryan.pdf.


[xiii] Веб-страница: http://people.defensenews.com/top-100/.


[xiv] Веб-страница: https://www.qinetiq-na.com/products/unmanned-systems/.


[xv] Веб-страница: http://www.janes.com/article/70290/xponential-2017-qinetiq-north-america-s-dragon-runner-mini-to-com....


[xvi] Веб-страница: http://media.irobot.com/2016-02-04-iRobot-Announces-Sale-of-Defense-Security-Business-to-Arlington-C....


[xvii] Веб-страница: https://www.govconwire.com/2016/04/arlington-capital-partners-relaunches-irobot-defense-segment-as-e....


[xviii] Веб-страница: https://www.armyrecognition.com/august_2017_global_defense_security_news_industry/

endeavor_robotics_supply_the_us_army_with_32_sugv_80908176.html.


[xix] Веб-страница: http://www.startribune.com/reconrobotics-investors-agree-to-reorganization/363430661/.


[xx] Веб-страница: https://news.microsoft.com/2016/10/17/microsoft-and-partners-showcase-cloud-enabled-solutions-for-la....


[xxi] Веб-страница: http://www.janes.com/article/65900/israel-s-new-segev-ugvs-to-become-fully-autonomous.


[xxii] Веб-страница: https://indianceo.in/news/indian-defense-startup-cron-systems-inks-technology-israels-defense-roboti....


[xxiii] Веб-страница: http://www.leonardodrs.com/news-and-events/press-releases/drs-technologies-and-roboteam-form-strateg....


[xxiv] Веб-страница: https://techcrunch.com/2017/03/30/roboteam-is-building-a-10000-strong-robot-army-for-your-home/.


[xxv] Веб-страница: http://www.ecagroup.com/en/business/eca-group-provide-unmanned-logistic-vehicles-rio-tinto-aluminium.


[xxvi] Веб-страница: https://ria.ru/arms/20170120/1486132306.html.