В центре внимания

«Карабахский цуцванг»: Руслан Пухов объяснил логику действий Пашиняна в Армении

В последние недели приходят тревожные сообщения про обострение отношений Армении и Азербайджана из-за Нагорного Карабаха. Замечено передвижение военной техники вблизи границ. Все это происходит на фоне дипломатической перепалки между Ереваном и российским МИДом. Еще один явный раздражитель для Москвы — начавшиеся сегодня совместные армяно-американские военные учения «Орел партнер 2023» (Eagle Partner 2023).

Одна из целей - повышение готовности армянских подразделений к операциям в рамках НАТО. Что стоит за всеми этими событиями и к чему они могут привести, «МК» рассказал директор Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Руслан Пухов.

Обстановка в Закавказье, спустя три года после осенней Карабахской войны 2020 года, явно накаляется. Внешние игроки — западные страны во главе с США, Турция, Иран — не скрывают своих интересов. Похоже, их участием в событиях во многом и объясняется нынешнее обострение отношений между Арменией и Азербайджаном, которые за три года так и не смогли продвинуться на пути полного урегулирования.

- Армения пожинает плоды своего поражения во Второй Карабахской войне осенью 2020 года, - считает Руслан Пухов. - Было ясно, что Азербайджан, если внешнеполитическая обстановка не изменится, постарается «дорешать» карабахский вопрос. 

Российская Федерация, которая была главным сдерживающим фактором для Азербайджана, занята специальной военной операцией на Украине. А потому для Азербайджана сложилась крайне благоприятная внешнеполитическая ситуация для «окончательного решения» карабахского вопроса. Причем даже не дожидаясь истечения пятилетнего срока мандата российских миротворческих сил, размещенных в регионе в 2020 году в соответствии с трехсторонним соглашением Москвы, Баку и Еревана.

Это не значит, что Азербайджан прямо нацелен на войну как таковую, поскольку это риски, в том числе риск ухудшения отношений с Западом. Но он четко нацелен на военно-политический шантаж для принуждения Армении к подписанию окончательного мирного договора на своих условиях.

- Каковы цели Баку?

- Целями Азербайджана являются полная и безоговорочная ликвидация карабахской автономии – неважно, прямым военным или военно-политическим путем.

Что касается собственно армянской территории - района Сюник для коридора в азербайджанский регион Нахичевань, то вряд ли Азербайджан намерен осуществить ее долговременную оккупацию. Прежде всего из-за понимания, что западные страны вряд ли закроют на такое глаза в условиях их нынешней постоянной риторики об уважении территориальной целостности Украины.

В то же время в случае успеха Баку будет использовать занятие этой территории в качестве залога для навязывания Еревану выгодных ему условий мирного договора с Арменией.

- Армения может что-то противопоставить таким планам Азербайджана?

- Военные шансы Армении представляются очень плохими. Численность вооруженных сил, резерва и техники ниже, чем у азербайджанцев, техническое оснащение хуже. Военная и политическая поддержка Азербайджана со стороны Турции только возросла, как оправдавшая себя в глазах турок в 2020 году. По большому счету, Армения мало смогла продвинуться в военном отношении с 2020 года, а в моральном отношении, похоже, она только деградировала и утрачивала боевой дух.

- А российская поддержка? Все же Армения — член Организации Договора о коллективной безопасности.

- Армения в 2020 году сделала ставку на Российскую Федерацию как на главного союзника. Но сейчас эта ставка не очень срабатывает. По крайней мере, пророссийская ориентация препятствует получению Ереваном поддержки со стороны Запада. Поэтому, думаю, Пашинян и взял линию на демонстративный разрыв с Россией с целью переориентации на Запад.

Думаю, Россия оказалась заложницей решений 2020 года. Уже тогда было очевидно, что взятие под вывеской миротворческих сил под протекторат Карабаха делает положение РФ тут очень уязвимым, и в первую очередь зависимой от доброй воли азербайджанской стороны. С нынешней утерей Россией в регионе реальных силовых опций и реальной воли к действию российский контингент превращается, по сути, в военных заложников Азербайджана, и, скорее всего, обречен быть пассивным наблюдателем.

- В Гюмри находится 102-я российская военная база. Можем ее лишиться?

- Я думаю, что армяне «горшки бить» с нами окончательно не будут, поэтому базу в Гюмри постараются сохранить. Но в условиях изменения курса Армении и в случае урегулирования отношений с Азербайджаном смысл для Еревана в этой базе будет утрачен.

- А Тегеран может вмешаться в ситуацию на стороне Армении?

- Иран вряд ли спасет Армению и вряд ли пойдет на вовлечение в военный конфликт с угрозой столкновения с Турцией. Кроме того, для Армении связь с Ираном крайне невыгодна в свете необходимости для Еревана борьбы за благосклонность Запада.

- Ну, а Запад сможет прийти на выручку Еревану? Тем более что, судя по армяно-американским военным учениям, руководство Армении готово пойти в дружбе с США и НАТО очень далеко.

- Позиция Запада пассивна и амбивалентна, и, кроме того, в значительной мере обуславливается ныне ключевым для него фактором Украины. Поставив во главу угла территориальную целостность Украины и выступая за достижение этой целостности военным путем, Запад не сможет отрицать такого же подхода для Азербайджана.

Поэтому вписывание Запада за Карабах нереально. Пашинян это понимает, он надеется главным образом не на то, что Запад сможет «спасти» Карабах, а на то, что Запад сможет выступить модератором мирного урегулирования с Азербайджаном и смягчить условия этого урегулирования для Армении, с возложением в глазах армянской общественности на РФ ответственности за потерю Карабаха под лозунгом «Россия нас бросила».

Сергей Вальченко