«Вопрос времени»: создаст ли Китай двигатель для истребителя

«Вопрос времени»: создаст ли Китай двигатель для истребителя
Источник: Газета.Ру
Китай отказывается от использования российских двигателей АЛ-31Ф на истребителях-невидимках J-20, отдавая предпочтение собственным разработкам, пишут СМИ. Пекин действительно намерен выйти на «импортозамещение» при создании истребителей, однако пока это технически невозможно, считают эксперты. Тем не менее, решение этой проблемы — лишь вопрос времени.

На прошлой неделе газета South China Morning Post (SCMP) сообщила, что в будущем китайские истребители 5-го поколения с малой радиолокационной заметностью J-20 больше не будут поставляться с российскими двигателями AЛ-31Ф. Решение, по данным издания, связано с тем, что Россия настаивает на увязке будущих продаж двигателей АЛ-31Ф с дальнейшими сделками по импорту Су-35.

«Китай не может полагаться на российский двигатель, потому что Россия попросила Китай закупить больше истребителей Су-35 в обмен на сделки с двигателями АЛ-31Ф», — сообщил South China Morning Post инсайдерский источник.

Впрочем, специалист по китайскому оборонно-промышленному комплексу, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин не согласен с выводами китайской прессы.

«Россия никогда не увязывала поставки двигателей АЛ-31Ф в Китай с закупками каких-либо российских истребителей, в частности Су-35С.

Эти двигатели в различных модификациях массово поставлялись в КНР для оснащения самолетов китайского производства задолго до заключения контракта на поставку Су-35С в 2015 году, в том числе и на фоне затяжных, трудных переговоров по контракту на Су-35 в первую половину 1990-х годов», — отмечает эксперт.

Военно-воздушные силы Народно-освободительной армии Китая первыми приобрели многоцелевой сверхманевренный истребитель с управляемым вектором тяги поколения 4 Су-35.

Закупка 24 истребителей была осуществлена еще в рамках контракта 2015 года. Но, как сообщает SCMP, ВВС НОАК более не заинтересованы в приобретении дополнительных Су-35. При этом источник издания утверждает, что

авиастроительная промышленность Китая достигла аналогичных, если не превосходящих, возможностей в ударном истребителе J-16.

«За исключением преимущества российского истребителя в большем радиусе боевого применения, по всем остальным ТТХ (бортовая РЛС, навигационная система и другие электронные компоненты) Су-35 уступает китайскому истребителю J-16», — считают в SCMP.

По мнению Василия Кашина, несмотря на активную рекламу в СМИ массово закупаемых ВВС НОАК в последние годы китайских истребителей J-16 (к слову, созданных на базе Су-30МКК) и наличие на них РЛС с АФАР, нет оснований предполагать, что они по реальным боевым возможностям превосходят российские Су-35С. Су-35С рассматриваются в ВВС НОАК в качестве ценного приобретения, размещены на стратегически важном направлении и регулярно задействуются в крупных учениях.

Временная замена

«В то же время не подлежит никакому сомнению, что китайцы намерены перейти к выпуску истребителя пятого поколения исключительно на собственных двигателях второго этапа. Более того, со временем так наверняка и произойдет, точно так же, как после многолетних усилий было достигнуто импортозамещение в отношении двигателей для истребителей четвертого поколения», — отмечает Василий Кашин.

По данным South China Morning Post, НОАК переходит на WS-10C — усовершенствованную версию более старого турбореактивного двигателя Шэньян (Shenyang) WS-10. Инсайдер издания подтвердил, что в будущем истребители J-20 будут поставляться с двигателями WS-10C, которые, по его мнению, по своим характеристикам будут аналогичны AЛ-31Ф.

Как признает источник SCMP, и AЛ-31Ф, и WS-10C являются временными решениями. Предполагалось, что J-20 поступит в серийное производство с новым двигателем WS-15, но истребитель был срочно принят на вооружение с АЛ-31Ф на фоне резкого спада в американо-китайских отношениях во время президентства Дональда Трампа.

Двигатель WS-15, который разрабатывается с 2005 года, позволит китайским истребителям J-20 поддерживать сверхзвуковую скорость полета без использования форсажного режима.

Инсайдеры китайской индустрии в 2018 году выразили оптимизм по поводу того, что WS-15 находится на пороге сертификации, но эти надежды не оправдались.

Тем не менее, китайская авиационная промышленность продолжает бороться за то, чтобы довести WS-15 до состояния серийного производства. В предыдущие годы сообщалось, что монокристаллические лопатки турбины WS-15 страдают от проблем с надежностью и ресурсом. В 2015 году во время испытаний двигатель WS-15 и вовсе взорвался, сообщает издание The National Interest.

Проблемы c двигателем WS-15 все еще не решены, и руководство ВВС НОАК начинает терять терпение: «Использование WS-10C для замены российских двигателей было вызвано тем, что WS-15 не прошел всех положенных испытаний», — сообщил источник SCMP.

Военно-воздушные силы НОАК недовольны окончательными результатами, требуя, чтобы специалисты по двигателям работали над WS-15 до тех пор, пока он не будет соответствовать всем стандартам, например, американскому двигателю F119, используемому на истребителе F-22 Raptor, пишет NI.

Пандемия COVID-19 еще больше загнала в тупик доводку WS-15, которой не видно конца, делает вывод американское издание.

«Преждевременно посыпать голову пеплом»

Как подчеркнул в разговоре с «Газетой.Ru» заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко, любой авиационный двигатель — это самое технологичное изделие, которое только может быть в машиностроении. Это, без всякого преувеличения, заоблачная вершина отрасли.

Двигателестроительных держав в мире существенно меньше чем ядерных.

Если посмотреть, кто, к примеру, может производить реактивные двигатели с тягой 12-14 тонн для среднемагистральных гражданских лайнеров (типа Boeing 737 и МС-21), то список фирм окажется весьма и весьма коротким. Это американская компания Pratt & Whitney, британский Rolls-Royce, российская ОДК и альянс General Electric с французской корпорацией Safran SA (GE делает «горячую» часть двигателя, Safran SA – «холодную»). То есть на выходе получается пять экономических субъектов, которые находятся всего в четырех странах. В равной степени вышесказанное относится и к силовым установкам, устанавливаемым на военные самолеты.

По мнению эксперта, рано или поздно Китай войдет в этот привилегированный клуб. Случилось ли это уже — большой вопрос. Номинальную тягу в 15-20 тонн получить, к примеру, еще можно, но возникают вопросы — как при этом будет выглядеть ресурс двигателя, его надежность, а сколько он уже налетал, а изготовлен ли двигатель в единичных экземплярах или уже запущена серия.

«Пока преждевременно посыпать голову пеплом и говорить о том, Китай обогнал Россию в сфере двигателестроения.

Эти сообщения выглядят сомнительно. Если один или два опытных двигателя полетели, то на данном этапе это еще не говорит о решении проблемы в целом», — считает Константин Макиенко.

Тем не менее, по мнению Василия Кашина из НИУ ВШЭ, вопрос заключается лишь во времени, которое потребуется Китаю для решения этой задачи и в том, насколько далеко к этому моменту уйдет прогресс в двигателестроении в России и на Западе.

В качестве вывода можно еще раз сказать, что инсайдерские источники South China Morning Post никакого доверия не вызывают. Как правило, вопросы, связанные с поставками российского вооружения и военной техники в целом (и авиационных двигателей в частности) в Китай до предела засекречиваются (временами фиксируется просто какая-то мега засекреченность), причем это происходит, как правило, исключительно по инициативе Пекина.

И представить, чтобы региональное издание типа South China Morning Post стало обладателем какой-либо эксклюзивной (и самое главное, достоверной) информацией по перспективным разработкам в сфере национального двигателестроения и тем более местное СМИ ознакомилось с деталями военно-технического сотрудничества Китая в этой сфере с Российской Федерацией, надо иметь весьма богатую фантазию.

В свою очередь, по информации источников «Газеты.Ru», никаких алармистских настроений и связанных с ними оперативных решений в российском оборонно-промышленном комплексе не наблюдается. Работа продолжается, производство не остановлено, поставки как шли, так и идут.

Михаил Ходаренок