В центре внимания
Заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко об атаке на саудовские нефтяные объекты.
Статья директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова.
Статья директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова.

Эксперт оценил итоги операции российских ВКС в Сирии

Эксперт оценил итоги операции российских ВКС в Сирии
Источник: «MK.ru»

Четыре года назад, 30 сентября 2015 года, весь мир узнал о начале антитеррористической операции российских ВКС в Сирии. Для многих в мире этот шаг стал громом среди ясного неба. Его мало кто ожидал. Что же дала эта операция Сирии и нам? Об этом «МК» побеседовал с директором Центра анализа стратегий и технологий, членом Общественного совета при Минобороны РФ Русланом ПУХОВЫМ.

- Руслан, как считаете, можно ли уже подводить итоги сирийской военной кампании или пока рановато?

- Военная кампания еще не окончена. Боевые действия продолжаются, хотя их интенсивность значительно снизилась. Одновременно активизируются политические и дипломатические усилия по урегулированию сирийской проблемы.

В этом смысле окончательные итоги подводить, конечно, рано. Но промежуточный результат российского военного присутствия в Сирийской Арабской Республике очевиден.

Когда в сентябре 2015 года Россия пришла на помощь легитимному правительству этой страны, светский республиканский режим находился на грани военного разгрома и политического уничтожения. Почти вся территория контролировалась мятежниками. Законная власть удерживала только часть столицы и приморскую зону, населенную алавитами, исповедующими одну из ветвей ислама.

Запад в лице США и их европейских сателлитов, а также важнейшие региональные игроки - Турция, Саудовская Аравия, Катар – приговорили правительство Асада и были полностью уверены в успехе. Исключение составил только Иран.

- Вмешательство России полностью изменило ситуацию. Менее, чем за три года, войскам ИГИЛ (запрещена в РФ) и другим террористическим группировкам нанесено поражение.

Большая часть территории страны от средневековых варваров освобождена. Причем в Сирии действовала относительно небольшая российская группировка, которая на пике не превышала 50-60 летательных аппаратов и порядка 6-7 тысяч военнослужащих.

- Сирийская кампания отразилась на статусе России?

- Вне всякого сомнения. В результате успешной военной кампании престиж и влияние России на Ближнем и Среднем Востоке значительно выросли. Это вообще регион, где сильных и удачливых уважают, а лузеров презирают и ни во что не ставят.

Напомню, до войны некоторые режимы в регионе позволяли себе неслыханно наглые действия в отношении России. В Катаре был избит и остался инвалидом российский посол. Когда наши военные вошли в Сирию, министр обороны Саудовской Аравии обещал выкинуть русских из Сирии за три дня. Турция демонстративно сбила наш бомбардировщик. А что мы видим сейчас? Король Саудовской Аравии и эмир Катара приезжают в Москву договариваться. С Турцией складываются сложные, но партнерские отношения. Все три недавно враждебные России страны закупают российские вооружения.

Фактически ключевыми игроками в сирийском вопросе стали Россия, Иран и Турция. Заметили, как всегдашняя снисходительная ухмылка на лице госсекретаря Помпео мгновенно исчезает, а сам он мрачнеет, когда речь заходит о тройке Россия – Иран - Турция?

- Операция прибавила престижа российской армии?

- Сирийская кампания, конечно, добавила авторитета российским Вооруженным силам. Хотя ее престиж уже стоял на высоком уровне после блестящей операции по обеспечению свободного волеизъявления жителей Крыма во время референдума о воссоединении с Россией в 2014 году.

Надежды либеральной оппозиции и «пятой колонны», что произойдет «заафганивание» и, как следствие, падение престижа власти, не оправдались. Да, без потерь, к сожалению, не обошлось. Но они ниже, к примеру, потерь тех же США в Афганистане, где США безрезультатно воюют уже 18 лет. В Сирии служат исключительно профессиональные военные. Ни один срочник в Сирию не направлялся.

- Что дала сирийская операция нашим Вооруженным силам?

- Пожалуй, главное – в полученном опыте ведения военных действий на довольно удаленном театре. Любая, даже самая подготовленная армия, оснащенная современным вооружением, будет проигрывать войскам, имеющим боевой опыт. И, напротив, обстрелянный офицер или солдат всегда выгодно отличаются от неопытных бойцов.

Это, кстати, было наглядно продемонстрировано во время пятидневной операции по принуждению Грузии к миру в 2008 году. Российские военные, прошедшие чеченские войны, даже на старой технике, с устаревшим снаряжением и в драном камуфляже обратили в паническое бегство подготовленных американцами и французами, одетых в натовские штанишки и оснащенных, в том числе израильским вооружением и оборудованием, грузинских горе-вояк.

Сирия стала высшей академией для офицерского состава. Через нее прошли практически все высшие офицеры, почти весь летный состав ВКС. Получен колоссальный опыт организации логистики при обеспечении операции на «заморском» театре.

Здесь прошли обкатку десятки видов вооружения и техники, в том числе высокоточные боеприпасы, беспилотники и средства борьбы с ними, системы управления, разведки и связи.

Блестяще дебютировав в Крыму, именно в Сирии получили настоящий опыт Силы специальных операций. Получен бесценный опыт взаимодействия с очень разнородными союзными силами – от регулярной сирийской армии до импровизированных местных ополчений. Такой опыт тоже дорогого стоит.

- Что приобрели ВКС?

- Самый большой и ценный опыт. Воздушно-космические силы стали главным действующим лицом кампании. За четыре года ВКС совершили порядка 45 тысяч вылетов.

Техники и бригады промышленности обеспечили беспрецедентный уровень боевой и эксплуатационной готовности и высокий темп боевых действий. В моменты наивысшего напряжения выполнялось более 100 боевых вылетов в сутки, а в среднем нормой было 70–80 ударных вылетов в день, по 3–4 вылета в сутки на исправный самолёт.

Обкатку прошли бомбардировщики, штурмовики и многоцелевые истребители всех новых типов, включая истребитель 5-го поколения Су-57. Пожалуй, единственный тип машин, который никак не проявил себя в ходе кампании – это МиГ-29СМТ. Колоссальную нагрузку взяла на себя военно-транспортная авиация. Получен исключительный опыт применения боевых вертолетов, в том числе ночью.

- А наземные силы, флот?

- На земле главными героями стали Силы специальных операций. Они широко задействовались для решения множества задач. Эта кампания стала мощным толчком для их развития. Скорее всего, через Сирию прошел практически весь личный состав Сил спецопераций и спецназа. Роль этих войск в Вооруженных силах резко повысилась, и они, уверен, получат дальнейшее ускоренное развитие.

Что касается моряков, их главный вклад состоит в обеспечении логистики. Только за первые три года, к августу 2018 года, было выполнено 424 рейса морским транспортом, перевезено почти 1,6 млн тонн грузов. Это примерно 96% общего объема грузов, доставленных в Сирию для нашего контингента.

Корабли перевезли свыше 3250 человек, более 4500 единиц вооружения и военной техники.

Кстати, операция в Сирии дала ответ на вопрос, который остро дебатировался во время эпопеи с закупкой французских вертолетоносцев «Мистраль»: нужны ли России такого рода многоцелевые корабли. Теперь ясно – нужны. Так что не удивительно, что принято решение о строительстве двух кораблей такого класса на судостроительном заводе «Залив» в Керчи.

Нельзя также не упомянуть о масштабном применении кораблями ВМФ крылатых ракет «Калибр». Помню, какое впечатление произвели первые пуски этих ракет из Каспия на иностранных специалистов. Никак такого от русских не ожидали. Эти пуски стали не только эффектными, но и эффективными.

- Недостатки тоже выявлены? Сообщалось, например, что от некоторого оружия было решено отказаться.

- Да, был получен не только положительный, но и отрицательный опыт. Но он, быть может, даже ценнее. Сирийский поход «Кузнецова» трудно назвать безупречным. Однако положительной стороной этого похода стало понимание не только у военных, но и у политического руководства страны, что России пока рановато вкладываться в океанский флот. Лучше сосредоточить усилия на создании так называемого green-water navy, то есть флота ближней и дальней морской зоны.

- Как вообще показало себя в Сирии российское оружие?

- Любая современная система вооружений – очень сложное техническое изделие, которое не всегда работает идеально. Ценность сирийского опыта в том, что он позволил выявить и вычистить в новых вооружениях все ошибки.

Никакое моделирование и никакие полигонные испытания не дадут такого разнообразия сценариев и ситуаций, как реальная война.

Особенность Сирии, как театра военных действий, еще и в том, что там на относительно небольшой территории поразительное ландшафтное и климатическое разнообразие. В приморской зоне это высокая влажность и жара. Ближе к турецкой границе – горы и сосновые леса. На востоке – пустыни с пылевыми бурями. Авиации приходилось также работать в урбанизированных и индустриальных зонах в районах Алеппо и на линии Хомс - Хама. Такой разнообразный опыт не имеет цены.

По итогам применения вооружений сделаны выводы. На основании полученного опыта почти все виды авиатехники проходят модернизацию. Это касается и боевых вертолетов Ми-28Н и Ка-52, и многоцелевых истребителей Су-35С, Су-30СМ и бомбардировщиков Су-34. Новые партии этих машин будут заказываться уже в новом техническом лице.

Дан мощный толчок разработке новых видов авиационного оружия. Некоторые из новых разработок можно было увидеть на МАКС-2019. Например, там были представлены корректируемые бомбы калибра 1500, 1000 и 500 кг. Эти боеприпасы можно с высокой точностью применять с расстояния в 40-50 км, то есть самолет-носитель может не входить в зону ПВО противника.

В общем, теперь российские экспортеры вооружений могут с полным правом говорить, что предлагают на мировой рынок испытанные в реальных боевых действиях вооружения и технику.


Ольга Божьева