В центре внимания
Статья заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко.
Статья директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова.

«Турки не остановятся»: политолог оценил соглашение по Карабаху

«Турки не остановятся»: политолог оценил соглашение по Карабаху

Соглашение о прекращении военных действий в Нагорном Карабахе зафиксировало реальное соотношение сил на фронте. Дальнейшая война могла привести к тотальному поражению армянских войск и ликвидации любой Нагорно-Карабахской автономии. Так считает заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константин Макиенко.

В ночь на 10 ноября российские ВКС осуществили масштабную десантную операцию по переброске Ульяновской миротворческой бригады в Нагорный Карабах. К середине дня выполнено 12 рейсов самолетов Ил-76. Всего будет переброшено почти 2 тысячи военнослужащих.

Они будут контролировать прекращение огня и военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта. В распоряжении миротворцев 90 бронетранспортеров, 380 автомашин. Российские военные развернут наблюдательные посты вдоль линии соприкосновения в Нагорном Карабахе и вдоль Лачинского коридора – автодороги, связывающей Армению и Степанакерт. Для управления миротворческой операцией в районе Степанакерта будет развернут штаб российских миротворческих сил.

«МК» попросил оценить достигнутое соглашение лидеров России, Армении и Азербайджана замдиректора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Константина Макиенко:

- Я не хотел бы говорить о достигнутом соглашении в терминах «победа» – «поражение». Могу сказать только: хорошо, что оно подписано сейчас, после потери армянами Шуши, а не после потери, например, Степанакерта или Еревана. По тому, как развивались события, Армении грозило тотальное поражение, то есть потеря всего Нагорного Карабаха, а то и части «материковой» Армении.

В этом смысле, соглашение - фиксация того положения на фронте, которое реально сложилось. Надо было подписать сейчас, чем через неделю или месяц. Армянская сторона потерпела поражение. И лучше подписать соглашение, когда это тяжелое поражение, чем когда оно стало бы сокрушительным.

- С точки зрения геополитики кто в выигрыше?

- У нас многие любят применять слово «геополитический» к месту и не к месту. Так вот, тут оно к месту. Я считаю, что это очень серьезный геополитический удар по позициям России на постсоветском пространстве. Потому что в географическом и геополитическом смысле изменилась ситуация.

Турки впервые за последние лет 100-200 начали экспансию на север и восток. И начав эту экспансию, они не остановятся. Они так и будут идти. Сейчас отношения Азербайджана и России изменятся. Думаю, и Казахстан будет себя вести по отношению к России жестче. Более того, я уверен, что резко активизируются различные тюркские националистические, сепаратистские организации в самой России. Турецкое влияние будет расти. Это только начало.

- В военно-техническом смысле что показала карабахская война?

- Можно сказать, что мы видели некую прото-революцию или первые элементы военно-технической революции, связанные с роботизацией и автоматизацией поля боя. Азербайджанцы с помощью турок на деле реализовали концепцию разведывательно-ударных комплексов, разведывательно-ударного огневого поражения. Это когда беспилотник ведет разведку, обнаруживает военный объект, в режиме онлайн передает информацию на командный пункт, и тут же отдается команда на ракетный или авиационный удар. Все, цель уничтожена.

То есть налицо сочетание беспилотных аппаратов, барражирующих боеприпасов, разведывательных и сетецентрических систем. Все это связано с артиллерией, ракетными комплексами. Турки и азербайджанцы использовали все это в борьбе с регулярными войсками.

В этом смысле эта шестинедельная война очень похожа на войну «судного дня» 1973 года или четвертую арабо-израильскую войну.

Тогда впервые о себе громко заявили противотанковые ракетные комплексы, высокоточное оружие. Оно было впервые применено, продемонстрировало свою эффективность и перспективность.

Точно так же в Карабахской войне продемонстрирована эффективность и перспективность не только беспилотных летательных аппаратов, но и барражирующих боеприпасов, так называемых дронов-камикадзе, которые выбирают себе цель и уничтожают ее. Думаю, главное военно-техническое явление этой войны – это серьезная боевая премьера барражирующих боеприпасов.

Сергей Вальченко