В центре внимания
Интервью заместителя директора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко.
Директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов о том, во что выльется противостояние США и Ирана.

Убийство генерала Сулеймани: быть ли Третьей мировой войне

Убийство генерала Сулеймани: быть ли Третьей мировой войне
Источник: «МК»
Ракетный удар США по аэропорту в Багдаде и убийство иранского генерала - командующего силами специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани, взорвало ситуацию не только в ближневосточном регионе, но и в мире в целом. Политики и эксперты во всех странах сейчас пытаются спрогнозировать, каким будет ответ Ирана на атаку США? Не приведет ли он к крупномасштабной войне на Ближнем Востоке?

На эти вопросы «МК» ответил один из ведущих экспертов, автор книги об истории Ирана «Персидский бастион», директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

- С точки зрения международного права действия США, вне всякого сомнения, являются актом государственного терроризма, - говорит эксперт. - Демонстративное убийство высокопоставленного официального лица иностранного государства в ситуации, когда США с этим государством формально не находятся в состоянии войны, – это неслыханно! Это создание совершенно новой реальности. В принципе это – casus belli (юридический термин времен римского права: формальный повод для объявления войны. – «МК»). Кстати, ракетный удар США был нанесен по гражданскому аэропорту, что также придает этому нападению сомнительный характер с точки зрения гуманитарного права.

- Причем по аэропорту Ирака, а не Ирана - страны, которую США считают своим врагом.

- Вот именно. И потому действия американцев могут трактоваться как акт прямой агрессии не только против Ирана, а возможно даже, скорее против Ирака. Здесь вполне резонно согласиться с заявлением нынешнего исполняющего обязанности премьер-министра Ирака Аделя Абдул Махди, который назвал американскую операцию грубым нарушением суверенитета Ирака и актом агрессии против него.

Дело в том, что США нарушили условия их военного присутствия в Ираке и провели несанкционированную с Ираком военную операцию на его территории. В результате погиб не только прибывший в Ирак с визитом иранский генерал Сулеймани, но и встречавший его один из высокопоставленных иракских силовиков - заместитель руководителя иракских Сил народного ополчения Абу Махди аль-Мухандис. Помимо генерала Сулеймани в результате совершенного американцами теракта погибли еще девять человек. В том числе люди, совершенно непричастные к деятельности ни иранских спецслужб, ни иракских шиитских военизированных формирований. Например, убит обычный иракский таможенный чиновник.

- Об этих людях никто как-то даже не вспоминает. Все говорят лишь об убийстве Сулеймани. Но неужели Трамп действительно думает, что такими действиями ему удастся запугать иранский народ и его власть? Скорее, это способно объединить их в общей борьбе против США.

- Сдается мне, что в ночь на третье января американцы своими руками создали героя, образ которого по силе эмоционального воздействия на людей будет сопоставим с фигурой Че Гевары. Причем иконизация Сулеймани выйдет далеко за пределы Ирана и шиитского культурного ареала. Все предпосылки для этого есть. Сулеймани был действительно выдающимся человеком, политиком и военным. Кстати, очень скромным. О масштабе личности этого героя говорит хотя бы тот факт, что он стал всего вторым за всю историю Исламской Республики Иран военачальником, получившим (посмертно) звание генерал-лейтенанта, а в Иране это высшее воинское звание

- Нет сомнения, что ответ США со стороны Ирана обязательно последует. Каким он будет?

- Вариантов много. В политической сфере Иран может сейчас задействовать все свое влияние в Ираке, чтобы иракский парламент и правительство потребовали немедленного вывода американских войск оттуда. Но, возможно, Иран не ограничится только политическим и дипломатическим ответом. Ведь погиб слишком высокопоставленный, известный и популярный в Иране военачальник, так что высока вероятность и военного ответа.

Наиболее вероятным может быть использование диверсионных групп, беспилотных летательных аппаратов и дружественных Ирану сил в самом Ираке для атак против американских баз и объектов там. Но нельзя полностью исключать того, что Иран в ответ на резкую эскалацию со стороны США тоже может повысить ставки и попытаться нанести прямой удар по какой-нибудь американской военной цели или высокопоставленной персоне. Наконец, в зоне досягаемости иранских сил находятся американские базы в Афганистане, и размещенному на этих базах персоналу тоже можно устроить горячие деньки.

Вообще американцы, действуя столь бесхитростно, прямолинейно и по-ковбойски, обрекли на смерть сотни людей, которые работают на них в этом регионе. Впрочем, ничего нового в таком поведении американцев нет. Они систематически кидают своих союзников и клиентов. Сателлиты США должны понимать, что они всего лишь инструмент в руках циничной сверхдержавы. Любой клиент Вашингтона рано или поздно может быть предан. Просто поразительно, как деградировала американская внешнеполитическая практика.

- Ракетную атаку, в результате которой убит Сулеймани, в Пентагоне назвали «решительными оборонительными действиями». Сулеймани якобы готовил план нападения на американских дипломатов и военнослужащих не только в Ираке, но и по всему региону. Его уничтожение должно предотвратить атаки на граждан США со стороны Ирана.

- Вы этому верите? Подобные объяснения лишь подтверждают мой тезис о деградации внешнеполитической практики США. При этом, нужно иметь ввиду еще одну очень важную особенность иранской политической и ментальной культуры. Персы обладают потрясающей исторической памятью, они ничего не забывают.

Простой пример: даже обычный таксист в Тегеране, узнав, что ты русский, может невзначай напомнить, что однажды Россия чуть было не отторгла от Персии северную провинцию Гилян. А ведь это было в восемнадцатом веке! Причем русские оккупировали Гилян всего десять лет, а затем вернули эти территории Персии. Я уж не говорю о том, что о советско-британской оккупации Ирана во время Второй мировой войны там помнят все поголовно.

Помимо хорошей исторической памяти персы как представители цивилизации, которая насчитывает четыре тысячи лет, очень хорошо умеют ждать. Так что даже если их ответ не последует немедленно, это не значит, что он не последует никогда.

- Как вы думаете, усилит ли теперь Иран военное давление на союзников США? К примеру, на Израиль? Возможно ли прямое столкновение между Ираном, или проиранскими силами, такими как Хезболла и Израилем?

- Думаю, в данном случае иранский ответ в первую очередь будет направлен именно против США. Хотя при дальнейшем обострении ситуации в регионе, усиление конфронтации с Израилем тоже возможно.

- Если говорить о прямом военном столкновении, каково соотношение сил в регионе? Сколько здесь войск у Ирана и сколько у США?

- У США сейчас в регионе должно быть более 60 тысяч военнослужащих. Численность регулярных иранских войск Армии и Корпуса стражей исламской революции (КСИР) может достигать в общей сложности 700 тысяч человек. Но простое сравнение численности мало о чем говорит в соотношении сил.

Американские войска разбросаны по базам в различных странах, но США очень быстро перебросить в регион Персидского залива дополнительные силы. Кроме того, США обладают бесспорным технологическим превосходством, главным образом, конечно, в части авиации, флота и технической разведки. В свою очередь Иран имеет, пожалуй, самый многочисленный в регионе ракетный арсенал, который даже при всех возможностях США не получится быстро выбить.

- Могут ли США нанести удары непосредственно по территории Ирана? Какими силами? С каких направлений? Способен ли такой удар спровоцировать полномасштабную войну между Ираном и США?

- Могут. У США в регионе есть корабли с крылатыми ракетами и авианосец в море, а на базах в целом ряде соседних стран базируется американская авиация. Но надо понимать, что развития событий, которое ведет к полномасштабной войне, думаю, сейчас не хотят ни в Вашингтоне, ни в Тегеране. Однако, проблема в том, что закручивающаяся спираль эскалации, в конечном итоге может привести к тому, чего обе страны изначально и не хотели.

- Какова должна быть позиция России по отношению к этому конфликту?

- Для России крайне желательно, чтобы развитие событий в этом регионе не дошло до большой войны, так как это грозит мало предсказуемыми последствиями в непосредственной близости от наших южных границ. Для России Иран является важным элементом стабильности и дружественным государством, поэтому в случае негативного развития событий, Россия потенциально может способствовать усилению оборонного потенциала Ирана путем дополнительных поставок средств противовоздушной обороны, комплексов радиоэлектронной борьбы и другого вооружения.

- Может ли американо-иранское обострение затруднить проведение нашей военной операции в Сирии, а также ослабить позиции Асада?

- По моим ощущениям, уровень российско-иранского сотрудничества непосредственно на поле боя в Сирии невысок. Российские военные, мягко говоря, не слишком плотно взаимодействуют с нашими иранским союзниками. Даже с турками диалог развивается более интенсивно. Дело в том, что персы – очень сложные партнеры. Чтобы понять их культуру общения, надо много учиться или иметь большую практику. Мне кажется, мы, русские, в отличие, например, от армян, очень плохо понимаем персов. И, понятно, что смерть такого харизматичного лидера как Сулеймани ситуацию в российско-иранских отношениях не улучшит.

Сейчас для России важно не оказаться в Сирии «между двух огней» в случае усиления конфронтации между США и иранскими, а так же про-иранскими силами, поскольку такая конфронтация может перекинуться и на сирийскую территорию. Безусловно, если американцы начнут военную кампанию в Сирии против тех, кого они сочтут «иранцами» или «про-иранцами», это может негативно отразиться на положении как сирийского правительства, так и группировки наших вооруженных сил, и осложнить решение стоящих перед российскими военными задач.

Ольга Божьева