В центре внимания
В пятом номере журнала «Россия в глобальной политике» за 2019 год опубликована статья главного редактора журнала «Экспорт вооружений» Андрея Фролова.
Заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко — о последствиях возможного приобретения американцами «Мотор Сiч».

Зона повышенной безопасности

Зона повышенной безопасности
Мирным жителям (в том числе курдам) из населенных пунктов, находящихся в 30-километровой полосе со стороны сирийско-турецкой границы, нет необходимости покидать свои дома. Гарантом их безопасности будут подразделения российской военной полиции и сирийские пограничники, введенные в эти районы согласно Меморандуму, подписанному на этой неделе президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Как следует из карты, помещенной на сайте Минобороны РФ в минувшую среду, вдоль границы с Турцией сирийцы выставят полтора десятка своих погранпостов. Пять из них будут находиться к западу от зоны турецкой операции в районе населенного пункта Кобани. Еще 10 размесятся к востоку от этой зоны - вдоль границы вплоть до Ирака, в том числе в районах населенных пунктов Дербисия и Дерик.

После принятия Меморандума о взаимопонимании между Россией и Турцией стало совершенно очевидным, что участие нашей страны в решении сирийской проблемы было не только оправданным, но и сыграло решающую роль.

Вот как в разговоре с корреспондентом "РГ" прокомментировал новый расклад сил в ближневосточном государстве директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов:

- Когда Россия по просьбе сирийского руководства ввела в страну свой воинский контингент, звучали опасения: мол, не повторилась бы история с Афганистаном, как бы не истечь на Ближнем Востоке кровью, не потратить впустую огромное количество ресурсов. Произошло ровно обратное. Россия крайне ограниченными силами смогла кардинально переломить ситуацию в пользу центрального правительства и фактически положить конец гражданской войне в Сирии.

Выход оттуда американцев окончательно закрепил за нашей страной статус основного игрока и своего рода верховного арбитра. Это все, безусловно, чрезвычайно неожиданно для Запада и даже для огромного числа наблюдателей у нас. Прозвучит, быть может, несколько высокопарно, но подобный результат - живое подтверждение путинского стратегического расчета. О нем кое-кто любит говорить с усмешкой. Но сейчас, пусть и сквозь зубы, эти скептики вынуждены признать: в Сирии Путин всех переиграл.

В то же время надо отдавать себе отчет в том, что выход в Заевфратье, в курдскую зону и патрулирование 10-километровой полосы, примыкающей к сирийско-турецкой границе, сопряжен с возможными неожиданностями. Сирия - это, образно говоря, поле боя всех против всех.

Наконец, еще один момент. Он касается того, что по-английски называется "operations other than war", что можно перевести как "мероприятия помимо боевых действий". Основной вызов сейчас в Сирии - это ее восстановление. От нас ждут помощи в возвращении к мирной жизни. Понятно, что полностью брать на себя борьбу с послевоенной разрухой Москва не собирается. Но от решения некоторых проблем в любом случае не уйдем.

Это прежде всего содействие местным саперам в разминировании территорий, дорог и зданий. Помощь в налаживании водоснабжения. Не стоит забывать, что чуть ли не половина сирийских провинций расположена в пустынной и полупустынной местности, вода там - на вес золота.

Все взоры будут обращены к нам. Если хотите, Россия волей-неволей окажется надеждой множества ожиданий. К этому тоже надо быть готовыми.


Юрий Гаврилов, Александр Степанов